» Навигация
» Разделы блогов
Гостевая "События"
Гостевая "Суждения"
Гостевая "Сведения"
Памяти "Синего форума"
Старые архивы
Блог Елены Фёдоровой
Блог Татьяны Соловьёвой
Блог Ксении Алёшиной
» Наш опрос
Оцените этот сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Плохо
5. Ужасно
Всего ответов: 123
Главная » 2009 » Мая » 22 » ОН БЫЛ...
ОН БЫЛ...
13:52
Янковский был человеком тихим
22.05.2009 12:15

22 мая Москва и вся Россия прощаются с Олегом Янковским. После отпевания в храме Николая Чудотворца в Хамовниках, прощания и гражданской панихиды в Ленкоме, траурный кортеж тронется на Новодевичье кладбище, где будет похоронен народный, любимый артист России, кумир нескольких поколений. Из Петербурга в столицу на похороны отправились друзья, коллеги, преданные поклонники ушедшего актера. Среди них – известный продюсер Нина Петрова, глава театрального агентства, что в течение последних десяти лет постоянно проводило гастроли Театра «Ленкома» и других проектов с участием Янковского в нашем городе. Она поделилась с «Фонтанкой» своими воспоминаниями о том, каким человеком был Олег Иванович Янковский.

Не должен был такой человек уходить…

- Нина, больше десяти лет Вы организовывали гастроли с участием Янковского и, насколько мне известно, с Олегом Ивановичем были еще и просто друзьями…

- Друзьями замечательными… Для нас, всех питерских друзей и близких Олега Ивановича, эта страшная новость стала огромным потрясением. Виделись мы в апреле, перед его последним спектаклем, в Москве, разговаривали в кабинете директора Ленкома. Удивительное чувство юмора не изменяло Олегу Ивановичу до последнего. Вот и с нами шутил, улыбался, а потом, оказывается, поднялся в гримерку, и там ему перед спектаклем стало плохо. Болезнь была очень тяжелой, но ни Олег Иванович, ни его жена Люда (Людмила Зорина, актриса, однокурсница Янковского по Саратовскому театральному училищу. – прим. авт.) не хотели даже людям близким открывать все моменты течения болезни, показывать свои чувства и эмоции. Мужественно и достойно держали дистанцию, слабины не давали…

Нам казалось, что мы были в курсе происходящего. Фактически каждый день я разговаривала с дирекцией театра, со многими близкими ему людьми, и могу сказать, что мы надеялись на лучшее. После смерти Александра Гавриловича Абдулова я почему-то была внутренне уверена, что вот уж Янковский выживет. Вот честное слово, была уверена. Ну не могло с ним случиться такого, с Олегом Ивановичем – ведь он для всех нас не просто актер, не просто добрый человек, а, можно сказать, символ нашей эпохи. Не должен был такой человек уходить…

И это была не просто надежда. Когда весной наступил период просветления, и ему стало лучше, конечно, все воспряли духом. И знаете, когда я его видела меньше месяца назад, он прекрасно выглядел. За несколько предыдущих месяцев, конечно, весь измучился, а тут почувствовал себе получше и сам воспрял духом и телом. Поэтому для меня известие о его кончине стало абсолютной неожиданностью.

Как только чувствовал себя лучше, спешил на сцену…

- Хотя говорят, что незаменимых нет, но, наверное, в этом правиле есть исключения. Янковский был из незаменимых?

- Для меня это вообще главный артист театра и кино. Ему, конечно, бесконечно повезло с режиссером Марком Анатольевичем Захаровым, с замечательными партнерами по Ленкому, но в неменьшей степени им повезло с Янковским. По масштабу таланта, обаянию, мужской и человеческой харизме, по уровню популярности и степени народной любви Олега Ивановича не мог заменить никакой другой артист. Да, в Ленкоме его роли постепенно, без надрыва были уже переданы другим – в «Шуте Балакиреве» играет Саша Лазарев, в «Женитьбе» Дима Певцов, во «Все оплачено» Андрюша Соколов – но даже эти молодые актеры говорили, что они просто дублеры Олега Ивановича, ждали его возвращения. Да он и сам до последнего надеялся, что вернется в театр. Вначале даже не хотел, чтобы во «Все оплачено» ему делали замену, и не потому, что не видел другого достойного артиста, а просто не хотел отдавать то, что он еще готов был сам играть, во что верил. Прямо до последнего момента рвался на сцену. Как только чувствовал себя более-менее, сразу шел играть свои спектакли.

- Все мы хорошо знаем Янковского в театре и кино, а Вам повезло узнать его и как человека… Каким он был в обычной жизни?

- Изумительным. С необыкновенным юмором. С большим чувством, симпатией ко всем людям. С ним всем приятно было находиться. Излучал удивительно теплую энергию. Мы с ним много общались, куда-то ходили, в ресторанчиках сидели… Он всегда настолько благороден, причем не делил людей на избранных и прочих – ко всем был расположен. Я считаю, он лучший артист и лучший человек. Настолько беззлобный, слова плохого ни про кого не скажет. Бывает, разговор зайдет о коллегах, и другие знаменитости могут запросто позволить какие-то колкости, еще что-то – за глаза, без права передачи. Олег Иванович за глаза никогда в жизни ни про кого не говорил что-то дурное. Наоборот, радовался за других, ценил успехи, при этом был абсолютно искренен. Естественно, к нему страшно тянуло, все время хотелось с ним общаться, находиться вместе. По-человечески к каждому своему знакомому относился как к другу.

Когда мы встречались, у меня возникало ощущение праздника. Вижу Олега Ивановича утром на Московском вокзале – у меня уже поднимается настроение. Все время не проходило ощущение, что он тебя рад и счастлив видеть, ему приятно находиться в твоей компании. Ну, а что еще может быть дороже?

- Любая звезда – это ведь еще и сильный, сложный характер… Олег Иванович наверняка был тоже человек непростой…

- Он непростой, но никогда не акцентировал внимание ни на чем отрицательном. Не встревал в конфликты, не поддерживал, не разжигал. У многих звезд к окружающим постоянные претензии. Олег Иванович же совершенно другой. Был готов задуть любой пожар. И на творческом уровне, и в быту. Ну такой человек, что ему всегда все нравилось, все устраивало. А если что-то хотел выразить, сделать замечание, то только в виде шутки, приятной иронии. Мы общались больше десяти лет, и никогда ни капельки отрицательных эмоций, хотя разные ситуации возникали. Но с Янковским связано только ощущение радости и удовольствия от общения.

Вырастил сына, построил дом, посадил в Михайловском саду вишневое дерево…

- Нина, как Вы думаете, какое будущее ждало Янковского, если бы здоровье не подвело? Ведь он не только актерствовал, но и пробовал себя в режиссуре в кино и театре…

- Говорил мне, что затевает новый кинопроект, новое дело, хотя всех тонкостей не раскрывал. Какое будущее его ждало? У него запас творческой энергии большой – лет на десять-пятнадцать точно. Вот Леониду Сергеевичу Броневому восемьдесят, а в какой прекрасной форме, насколько востребован, нужен зрителю. Татьяна Ивановна Пельтцер в возрасте около девяноста играла на сцене Ленкома… А Олегу Ивановичу-то всего 65.

Он и общественной деятельностью занимался: долгие годы был президентом фестиваля «Кинотавр», председателем попечительского совета фестиваля «Черешневый сад» (в Петербурге, в 2003 году, в Михайловском саду, участники этого фестиваля искусств вместе с Янковским посадили 300 вишневых деревьев. – прим. авт.). Откликался на предложения поддержать тот или иной проект, ездил на различные кинофестивали. Активно гастролировал с театральными спектаклями, постоянно снимался в кино. Актерской и жизненной энергии хоть отбавляй… Вскоре должны выйти несколько крупных проектов с его участием: в фильме «Царь» Павла Лунгина сыграл митрополита Филиппа, у Сергея Соловьева стал Карениным (питерская премьера «Анна Карениной» состоится 31 мая в Михайловском театре. – прим. авт.).

Поразительно, но и внешне он практически не менялся. Смотришь по ТВ «Полеты во сне и наяву» (за этот фильм Янковский получил Государственную премию РФ в 1987-м. – прим. авт.), идешь в Ленком, и видишь все того же Олега Ивановича. Стройный, элегантный, и лицо то же, и глаза те же. У него не изменился взгляд – голубые глаза излучали столько доброты, мягкой иронии, мудрости. Сохранил актерское, мужское и человеческое обаяние до последнего дня. Дал бы Бог здоровья, Олег Иванович нас бы удивлял и радовал. Но Господь призывает к себе лучших.

- Хорошо, что и сын Филипп Янковский достойно продолжает кинематографическую династию, и столь любимый Олегом Ивановичем внук Ваня на глазах вырастает в интересного актера…

- Да, актерская династия Янковских – это что-то потрясающее. Олег Иванович, его дядя, два племянника, жена, сын, невестка, и вот уже внук…

Актерская судьба Янковского определилась на Фонтанке

- Нина, Ваша театральная компания фактически стала питерским представителем Ленкома и других проектов Янковского…

- Я вообще не представляю, чтобы Олег Иванович приехал в Питер, а мы бы его не встретили, не увиделись. Он был удивительно последовательным в любом отношении. Если уж кому доверял, так полностью, коней на переправе не менял.

- Когда недавно кипели страсти вокруг Союза кинематографистов, я думал: будь такой человек как Янковский на посту председателя, не возникло бы волны оскорблений, обид, и все бы жили в мире и согласии…

- Да, но не уверена, что он бы захотел на себя взять все эти организационные, по сути, чиновничьи функции. Все-таки он человек творческий. Он ведь очень тихий, спокойный, не будет никого «строить», отчитывать. У меня такое ощущение, что всерьез сердиться он не мог. В нем жесткость, необходимая руководителю, изначально отсутствовала. Мудрец: был гораздо требовательней к себе, чем к другим. Актер выдающейся дисциплины: никогда не опоздает на репетицию, спектакль, на съемки.

- В Питере он любил останавливаться в «Европе»?

- В «Астории» и «Европе». Но не было навязчивых предпочтений: дайте мне именно этот номер, буду жить только здесь, только так и не иначе! Ему всегда и везде комфортно, потому что жил в каком-то внутреннем согласии с миром и самим собой. Другому всегда все плохо, все время хочет что-то переменить, сломать. Олегу Ивановичу везде хорошо. Никогда не требовал представительской машины, самый дорогой отель, рестораны класса «люкс». Хотя, конечно, не опускался ниже своего статуса и своего уровня. И мы для него все делали, готовы в лепешку разбиться. Все окружающие Янковскому старались только самое лучше сделать.

О его отзывчивости ходили легенды. Помню, собрались мы поехать на какую-то ТВ-съемку в Константиновский дворец во время единственного выходного дня на гастролях. Олег Иванович согласился сразу, хотя не самый молодой, не самый активный. В итоге остальные артисты отказались, пожалейте нас в выходной тратить, и мы никуда не поехали… А в нем – народном, заслуженном, орденоносце, лауреате всех мыслимых премий никакого пафоса. Вместо шикарного ресторана мог запросто в театральном буфете посидеть, кофе попить. Его все время не к роскоши, а к чему-то простому тянуло. Ни намека на шик-блеск, на манеры эстрадных гастролеров, которыми в последнее время все охотней пользуются уже и многие театральные артисты…

- В нашем городе у Олега Ивановича невероятное число поклонников, и вообще Питер – особое место. Янковский стал обладателем национальной премии «Белый орел» за роль графа Палена в ленфильмовской картине «Бедный, бедный Павел». За роль Петра Первого в спектакле «Шут Балакирев» в ленкомовском спектакле был удостоен Государственной премии Российской Федерации.

Янковский рассказывал в своем ироничном стиле, что в нашем городе, по сути, решилась его актерская судьба. От великого до смешного один шаг, а тут получилось наоборот: от смешного до великого. Он играл в Ленинграде, на сцене БДТ, князя Мышкина – в спектакле саратовского театра драмы. Играл с таким блеском, что в антракте к нему в гримерку зашел японский продюсер, принялся приглашать в Страну восходящего солнца. Янковский ничего против не имел, но потом выяснилось, что японец перепутал фамилии: Янковский - Смоктуновский! Но тот же спектакль посмотрел и Марк Анатольевич Захаров, чьего звонка с приглашением в Ленком (хотя волжанина Янковского тогда звали несколько именитых режиссеров в свои труппы) он больше всего ждал, и именно в Ленинграде дождался. Их первая встреча с Захаровым произошла в питерской гостинице «Московская»…

- В Питере всегда себя комфортно чувствовал. Его здесь знает любой дворник, любой милиционер, и он всем улыбался. И главное, по духу Олег Иванович оказался очень близок Петербургу. Он ведь такой «питерский интеллигент», деликатный, негромкий по жизни: улыбнется, и все прекрасно. А Питер не любит людей шумных, праздных, суетных.

- Нина, можно сказать, что от нас ушел святой человек?

- Вряд ли с вами сейчас мы имеем право так формулировать. Но, по сути, он именно такой человек. (Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выразил соболезнования в связи с кончиной Янковского, отметив, что его вдохновенное творчество помогало многим людям подняться над суетой повседневности, задуматься о смысле жизни, подчеркнув, что не случайно последним образом, созданным актером в кино, стал образ святителя Филиппа, митрополита Московского. – прим. авт.). Напрочь отсутствовали в Олеге Ивановиче ядовитость, злобность, зависть. Его притягательная сила замешана на поразительной доброте.

Михаил Садчиков, «Фонтанка. ру»

Полная версия материала: http://www.fontanka.ru/2009/05/22/041/

* 1 Елена_Фёдорова (22.05.2009 14:47)

***
Эта весть удушлива, как дым...
Как поверить зрению и слуху?!
Вы ведь ещё были молодым
По годам. А главное - по духу.

* 2 Елена_Фёдорова (23.05.2009 03:42)

Олег Янковский признавался питерским коллегам, что очень устал

В театрах Петербурга сегодня траур. Никто не верит в случившееся. До последнего надеялись, что болезнь отступит. Даже после того, как в марте отменил два спектакля в Северной столице, в которых должен был играть актер. В последний раз Янковский у нас в сентябре с театром «Ленком».

Питерские друзья Олега Ивановича, которые организовывали его выступления в Северной столице, еще не могут осознать потери.

- Мы, конечно, знали, что Олег Иванович болен, но все равно это шок, – поделилась с «КП» администратор петербургской компании, организующей гастроли Ленкома в Петербурге и Ленинграде, Александра Чеканова. – Помню, впервые увидела его где-то в начале 80-х, когда он начал приезжать с театром к нам на гастроли. Смотрю – идет мне навстречу высокий, красивый, улыбающийся человек, с волосами, собранными в хвостик. А глаза у него светятся! Такая у Олега Ивановича была особенность - светящиеся глаза, таких больше ни у кого нет.

Янковский запомнили всем очень добрым и открытым человеком. Таким он и был в жизни.

- В сентябре 2008-го, помню, Гоша Куценко привел с собой за кулисы двух высоченных девушек-баскетболисток. Эти спортсменки как раз вернулись с соревнований в Китае, и Куценко решил сводить их спектакль посмотреть. И вот эти девушки стоят в буфете, дурачатся. Вошел Олег Иванович, увидел девиц – а они были намного выше его - и вдруг упал перед одной из них на колени, обхватил за ноги и пошутил: «Можно сделать снимок для светской хроники!» Он вообще любил дурачиться, шутить, подкалывать и администраторов, и монтировщиков. Постоянно сыпали шутками-прибаутками, рассказывал анекдоты … Олега Ивановича все просто обожали!

- А он как относился к сотрудникам?

- Он был такой заботливый, внимательный.

- Какой у Янковского был райдер?

- Да никакого особенного райдера не было. Просил обычную гостиницу да машину, чтобы передвигаться. Кушал что дают. Обожал в буфете ДК Выборгский фаршированные перчики. Спрашивал: «А нам после спектакля перцев хватит?» Конечно, ему специально оставляли. Помню, этой осенью в буфете стала работать очень красивая буфетчица Оксана. Блондинка, отличная фигура. Олег Иванович ее заприметил, а потом показывал Збруеву: «Смотри, какая красивая». И вот, бывало, они после работы со Збруевым ели перцы да на Оксану посматривали. Многие считали Янковского бабником, а он просто очень хорошо относился к женщинам, как настоящий мужчина. И был тонким ценителем женской красоты. Но никогда не переступал границ, ему это было не нужно. Он просто любил красивых людей и вообще все красивое.

- Как относился к тому, что про него пишут?

- Очень спокойно. Никакого негатива. Помню лишь два раза, когда видела его усталого и неулыбчивого. Первый раз давно, когда ехали в автобусе из ДК Горького, где тогда шли гастроли. Он ни с кем не общался, о чем-то думал. И второй раз недавно во время тяжелого спектакля «Шут Балакирев». Тогда он вышел во время перерыва прямо в гриме в буфет, облокотился руками на стол и произнес: «Как я устал от всего…». В последний раз, в сентябре, помню, мы ему сказали: «Олег Иванович, хорошо выглядите. Как себя чувствуете?» Он ответил: «Выгляжу-то я хорошо, да чувствую себя плохо».

- А вы еще тогда не знали, что у него такое заболевание?

- Мы знали, что он проходит обследование. Рассказывали, что где-то он упал в обморок. А о том, что у него рак, ведь только в декабре объявили. В сентябре, помню, сидим на банкете. Я таскаю со стола копченую колбасу. Олег Иванович спрашивает так с юмором: «Вкусно?» Ему уже такого жирного было нельзя…

- Что из напитков он предпочитал?

- Хороший коньяк. После спектакля возьмут со Збруевым по рюмочке и сидят в буфете, потягивают. Под перчики.

- Случались с ним забавные происшествия?

- Обычно мы актеров сами на поезд провожаем до вагона и билеты на руки не выдаем. А тут по какой-то причине раздали. И Янковский его… потерял! Никогда не забуду такую картину: на Московском вокзале посреди перрона стоит, согнувшись в три погибели, Янковский и роется в сумке. Нет билета! Проводница чувствует себя неловко, переминается с ноги на ногу, говорит: «Да мы вас и так посадим!» Мимо прошла Чурикова. Тоже билет в сумке найти не может, но зашла в вагон, чтобы там поискать. А Янковский без билета даже в вагон зайти не может. Очень интеллигентный был человек.

В последнюю нашу встречу я ему сказала: «Вы гениальный актер». Ему это очень не понравилось. Он не любил похвал. А может, не считал себя таким гениальным…

http://spb.kp.ru/daily/24296/490820/

* 3 Елена_Фёдорова (01.06.2009 22:07)

Опрос «РГ»: Памяти Олега Янковского
Опубликовано на сайте rg.ru 29 мая 2009 г.

Мы спросили у людей на улицах нравился ли им актер? Какие его роли они считают лучшими?

http://rg.ru/2009/05/29/opros-yankovkiy2.html

* 4 Елена_Фёдорова (01.06.2009 22:09)

Из статьи «А нам еще жить и жить...»

Юрий Богомолов, обозреватель

«Российская газета» – Федеральный выпуск № 4917 (93) от 26 мая 2009 г.

Страна хоронила Янковского, а телеканалы поминали и вспоминали его фильмы, его сценические работы. На телеэкране было еще что-то в эти дни, но, за некоторыми исключениями, малозначащее.


Поминальная улыбка

Удалась жизнь и Олегу Янковскому, а наше горе не только оттого, что безвременно оборвалась жизнь дорогого нам артиста и человека.

Как объяснить это «не только»?

Он ведь своими ролями, как никакой другой артист, не просто олицетворял торжество Бытия во всех его подробностях и сложностях, но многие его образы стали вызовом Небытию. Смерть подкараулила и отомстила. В том числе и нам.

В телевизоре то и дело мелькали кадры из «Мюнхгаузена», где барон Иероним перед тем, как подняться в небо по веревочной лестнице, призвал всех почаще улыбаться и сам так светло и мудро улыбнулся, что сегодня хочется плакать.

А все равно невозможно не улыбаться снова и снова. Как невозможно было не аплодировать, когда выносили из театра гроб с его телом.

Было много теплоты и боли. Телевизор все это подробно зафиксировал, запротоколировал, показал несколько фильмов с его участием. К сожалению, пренебрег картинами и фрагментами, которые более всего подходили к случаю.

Телевизионщики часто повторяли улыбку Мюнхгаузена, которая смотрелась как поминальная молитва, но не вспомнили его коронную реплику: «Господи, как надоело умирать!».

Они пренебрегли пророческим его Драконом. А сыгран он был так, что стало понятно: в этом злодее раздавленным доживает свои дни рыцарь разочарованного романтического образа. Тот же Ланцелот.

Они затерли до дыр эпизод из «Ностальгии», где его художник Горчаков идет с трепещущим пламенем свечи, но ни кадром не вспомнили «Дом, который построил Свифт», где его герой режиссирует сцену похорон себя.

– Вы, мистер Некто, проводите меня печальным взглядом, но с легким оттенком зависти: мол, везет же людям... умирают! А мне еще жить и жить...

Некто неожиданно признался, что он действительно завидует, поскольку, когда Свифт покинет Дом, который он построил, все газеты напишут: «Умер Свифт!», а когда его не станет, что писать?.. «Такого-то числа умер Некто»... Все равно что «никто»...

Все вышло, как прописал и написал доктор Горин, а потом поставил режиссер Захаров, и сыграл актер Янковский.

«Подойдет доктор, констатирует смерть, составит протокол. После этого я исчезну. Совсем!».

– И даже не выйдете на аплодисменты?

– На этот раз – нет...

Умер артист Олег Янковский! Все газеты написали некрологи, все информационные агентства растиражировали эту новость! Все телеканалы показали ее.

«...И понял я, что предо мной актер,
Достигший в лицедействе совершенства,
Который, если требует искусство,
И сердце, и дыханье остановит,
А жив он или нет, не нам судить».

Строки из сценария Горина, не вошедшие в фильм, звучат, как эпитафия.

...Мы будем с ним снова и снова встречаться в кино и в телевизоре. Мы встретимся с ним на премьерах фильмов «Анна Каренина» и «Царь». Но он больше не выйдет на аплодисменты.

...А нам жить и жить. Нам смотреть и смотреть на жизнь через стекло телеэкрана.

http://rg.ru/2009/05/26/bogomolov.html

И каждого слова мало...
Когда в стране горе, телевизор обязан как-то реагировать
Павел САДКОВ – 26.05.2009

Смерть любимого миллионами человека транслируется, обсуждается, описывается, «отмечается». Иначе нельзя, конечно. Тем более если речь идет о том, к кому относились с любовью не из-за пиара, чинов и чествований, а от сердца, как к родному, как к члену семьи.

О кончине Олега Янковского на моих глазах незнакомые люди заговаривали на улицах и в метро. Естественно и открыто, что в обычные дни нам, согласитесь, несвойственно. У солидных людей, владеющих цинизмом на профессиональном уровне, наворачивались слезы. Опять же сам видел.

А телевизор все доставал и доставал из загашников фильмы, документальные кадры, воспоминания... Гонялся за окаменевшими от горя друзьями артиста, требовал рассказов о покойном, добывал медицинские подробности... Янковского поминали все каналы, о нем писали все газеты. Кто-то хуже, кто-то лучше. Кто-то с пафосом, кто-то с беззастенчивым смакованием подробностей болезни и, как это водится, придумывая мистические совпадения и прочую чушь. Так у нас и принято. Как принято смотреть все это, чувствуя, что иначе помянуть хорошего человека просто не получается.

Телевизор научился провожать кумиров. Думается, у тамошних профи есть отработанная «система номер N» – как это делать. Документалка, кино, воспоминания... Не забыть про девять дней. Про сорок дней. Обязательно поймать друзей, родственников... Никого в этом не обвиняю. Журналистика немыслима без такого. Газетная, увы, тоже. Мы профи, и все такое...

Собственно, отгоревав, человек с особой охотой смотрит легкие и умные передачи. Чтобы отвлечься, чтобы прийти в себя, чтобы избавиться от ненужного пафоса, но остаться со светлым чувством, что тот, кто ушел, остался с нами в чем-то другом.

И «Прожеторперисхилтон» был тем самым шоу, которое хотелось посмотреть после трагической недели. И ребята справились на все сто. Ургант, Цекало, Мартиросян с приглашенной звездой Дмитрием Шепелевым по полной оторвались и на участниках «Евровидения», и на любимых героях – грузинских правителях и американском президенте...

И ни слова не сказали об Олеге Янковском. Не место этой новости среди информационного бреда. Зато без слов и объяснений исполнили тему из «Обыкновенного чуда». Легко, трогательно, честно.

Чего там, говорите, не хватает нашему ТВ? Денег? Звезд? Идей?

Глупости все это. Ему, ТВ, как и нам с вами, чаще всего не хватает ума и такта. И то и другое продемонстрировали главные «шутники и раздолбаи» нашего телевидения. И это очень показательно. Не думаю, что эта идея долго рождалась и обсуждалась. Она появилась, реализовалась – и это было хорошо. Невероятно правильно. Потому что честность и искренность – это как раз то, за что и любят.

И будут любить того же Олега Ивановича...
http://www.kp.ru/daily/24299/493171/

Первая любовь Янковского: «Я не стала бороться за Олега – он никогда не ушел бы из семьи!»

Анна ВЕЛИГЖАНИНА – 28.05.2009

Лиля Голод второй раз встретила артиста, когда он уже был женат...

Сегодня девять дней, как не стало великого актера Олега Ивановича Янковского. И до сих пор с его уходом трудно смириться. Ведь его герои – из фильмов «Обыкновенное чудо», «Тот самый Мюнхгаузен» и многих других – делали нашу жизнь светлее и радостнее.

Конечно, труднее всего сейчас близким и родным Олега Ивановича. Но боль утраты мучает и тех, кто не успел проститься с любимым человеком при жизни, сказать что-то важное... Мы отыскали первую любовь Янковского Лилю Голод, которая через всю жизнь пронесла чувство к Олегу Янковскому. Они не потеряли друг друга навсегда, как часто бывает, хоть и не стали «одним целым». Лиля хранила свой секрет почти полвека. Лишь сейчас, когда «ниточка» с ним оборвалась навсегда, она согласилась рассказать нам свою драматичную, но очень светлую историю.

Вспомнил Лилю спустя годы

...Вообще-то о том, что у Янковского была первая любовь, о которой он помнил всю жизнь, я узнала от знакомого белорусского корреспондента, рассказавшего, что однажды в Минске, расчувствовавшись, Олег Иванович за чашечкой чая обронил, мол, где-то здесь в Минске живет его первая любовь, по которой он сходил с ума в молодости и ради которой решил стать актером. Янковский признался, что бережет в душе нежное чувство к ней, но боится потревожить своим вниманием – вдруг она замужем и его интерес доставит ей волнение? Мы разыскали таинственную подругу Олега Ивановича. Но свою фотографию она нам дать постеснялась – мол, ни к чему публиковать мой портрет, я не звезда. Лиля вообще человек очень скромный, и только боль от потери заставила ее хоть что-то рассказать...

Фото: Валерий ПЛОТНИКОВ.

Рыцарь для фехтовальщицы

Лиля училась в физкультурном институте (она была фехтовальщицей) и слыла первой красавицей. Пышные густые волосы, ясные голубые глаза, длиннющие ресницы, на которые она ради смеха могла положить с десяток спичек, и они не падали. Да к тому же прекрасная фигура! По словам подруг, за Лилей ухаживали самые завидные женихи. Но она была независимой, озорной, словно бы играла с кавалерами, никого к себе не подпуская.

- Олег Янковский был младше меня на пять лет и не входил в компанию моих ближайших друзей, – рассказала «КП» Голод. – Я видела, что ему очень хочется быть вместе с нами. Замечала, как он издалека смотрит на меня, но его робкие попытки ухаживать только смешили. Он был очень застенчивым, боялся ко мне подойти. Иногда мы ездили с ним в одном троллейбусе: он – в школу, я – в институт. Видела, что он не сводит взгляда с меня, краснеет, смущается...

В память врезалась картинка: день, когда он все же решился заговорить со мной. Это было возле булочной в центре Минска. Олег в выглаженной рубашке, весь такой стройный, торжественный подходит. Отважился и сказал, что я очень красивая и нравлюсь ему. Сказал, что учится на артиста и докажет мне, что станет знаменитым и я еще буду им гордиться! Но я-то знала, что он вовсе не учится на артиста. Моя подруга Галя была пионервожатой в летнем лагере Олега и призналась: он просил ее не говорить мне, что он еще школьник. Ему хотелось быть старше своих лет, произвести на меня впечатление. Но для меня, студентки, он был обыкновенным мальчишкой. Он расстраивался, страдал. Посылал мне какие-то наивные открытки, записочки. Пытался затесаться в нашу «взрослую компанию». Иногда мы с ним общались. Мы оба были «стиляги». Такие бесстрашные, отважные, хотелось подвигов и романтики! Кстати, один из последних его фильмов – «Стиляги» – я посмотрела. Сам фильм слабоват, но его эпизодическая роль – просто шедевр, все так, как в жизни!

- Мы знали, что Олег влюблен в нашу Лилю, – рассказывает ее подруга. – Он об этом ее брату говорил и нашим друзьям. Они встречались, но что между ними было – не спрашивала. Романтика, в чем-то похожая на детскую игру, у них была. Судите сами: она – смелая фехтовальщица, слыла покорительницей мужских сердец и словно бы дразнила Олега. А Олег играл роль пылкого влюбленного недоступной красавицы. Шутил, что она пронзила своей шпагой его сердце, но он добьется ее, когда его имя будет греметь!

- Да, я слышал, что у Олега было какое-то увлечение, – подтвердил нам старший брат Янковского Ростислав. – Но я его об этом не спрашивал. Олег был романтичным, ранимым, но скрытным. Не рассказывал о сердечных тайнах. Однажды он убежал от нас – мы с семьей жили в гримерке театра. И несколько дней его не было. Мы его друзей подняли, милицию. Искали по всему Минску, нашли. Это так он «хипповал», играл в «страдающего рыцаря».

Олег Иванович с самыми дорогими и близкими – женой Людмилой и сыном Филиппом
Фото: Валерий ПЛОТНИКОВ.

- Олегу удалось произвести впечатление на нашу Лилю, но все равно она его отвергла. Разбила его сердце, – говорит ее подруга.

- Тогда у меня не было чувств к Олегу, – рассказывает Лиля Голод. – С его стороны это, думаю, было такое светлое юношеское увлечение. Никаких серьезных планов насчет него не строила. Потом он уехал в Саратов. Я вышла замуж. Олег надолго исчез из моего поля зрения. Я только знала от общих знакомых, что он, как и мечтал, стал артистом, женился, потом попал в Москву в театр «Ленком». Наша с ним встреча произошла через десять лет случайно.

Случайная встреча

- Олег снимался в Минске в фильме «Карина». Случайно оба оказались в одном и том же ресторане. Я сидела за столиком, как вдруг официант мне передает чашечку кофе и записочку, читаю: «Лиля, мучительно вспоминаю, это вы?» Я обернулась... Конечно же, узнала – Олег. Он первым заметил меня. Мы вышли в вестибюль, говорили-говорили... Ту записку я многие годы хранила. Но, как это бывает, самое дорогое и потерялось. Ищу-ищу, так обидно...

- А при встрече Янковский вам сказал: как и обещал, я теперь артист?!

- Не сказал. Я все знала. Я не видела тогда еще фильмы «Щит и меч», «Служили два товарища», но уже знала, что он снялся в них и стал популярным. Тогда был журнал «Советский экран», и он внес Олега в десятку лучших актеров. Олег был счастлив, говорил об этом.

А я шучу, что мне российское театральное общество обязано платить пенсию за то, что благодаря мне Янковский стал актером.

Кстати, потом мой брат рассказал, что еще до нашей встречи в ресторане Янковский виделся с ним и говорил: мол, я был так влюблен в твою сестру, так завидовал всему вашему окружению! В глаза он мне ничего не говорил. Но иногда слов не нужно.

...В Минске он жил в гостинице, мы созванивались, виделись. Я его познакомила со своими друзьями. Мы гуляли, ходили в кафе, вместе проводили время. Он мне сказал такую фразу: мол, ты была такая красивая. А я так пококетничала: «Что значит БЫЛА?»...

Он проявлял ко мне интерес. К нему подходили за автографом, и мне было лестно быть рядом с ним...

Я на тот момент уже развелась с мужем. И – увлеклась Олегом. Вообще я влюбчивый человек. ...Мне было приятно внимание Олега.

Нежный, внимательный, красивый. У него необыкновенное лицо, очень интересный человек! Актер какой великий!

Вот таким Янковский запомнился Лиле...

Семья – это святое!

- У вас был роман?

- (После паузы.) Так давно было, уже не помню (с лукавинкой). Что уж теперь об этом рассказывать...

Осталась память обо всем... Было ощущение какого-то вдохновения, счастья трогательного. Он словно бы укутывал своим обаянием. Да, я была им очарована. Восхищалась им. Но разве я одна? Все женщины страны были им очарованы! И я понимала: ну, кто такая я для него, окруженного всенародной любовью...

- Признаюсь, я была в него влюблена по фильмам!

- Очень вас понимаю!

- Но вы-то могли бы и бороться за него?!

- Нет. Он был женат, у него уже рос сын. Я не смела... Да и с его стороны не было каких-то глубоких чувств.

Если бы это была безумная любовь... А я понимала: надо держать себя в руках! На чужом несчастье счастья не построишь.

К тому же я знала, что в роду Янковских семья – святое. Янковские, они все такие. У всех по одной жене. Об этом мне и старший брат Олега Ростислав говорил.

- Рассказывают, у Олега Ивановича были романы!

- Нет мужчин, у которых нет романов. Мужчины все полигамны. Думаю, что он уж точно имел на это право.

- Он говорил, что в фильме «Полеты во сне и наяву» играл себя. Может, в образе любимой имел в виду вас?

- Иногда ловила себя на мысли – хотела бы, чтоб это было так. Но нет, думаю, я мало значила для него.

- Но он ведь сам рассказал о вас журналистам, значит, что-то вы для него значили!

- Я была этому приятно удивлена, растрогана. Благодарна ему за память. Но он ведь мог меня найти в Минске, а не нашел. Значит, не хотел. Последний раз мы с ним случайно встретились много лет назад в Сочи. Я там отдыхала. Как всегда, он меня первым приметил, подошел, спросил о моей жизни, но... на свидание не пригласил. Разве я могу навязываться?.. Поняла, что его увлеченность мною прошла. Хотя мне постоянно общие знакомые рассказывали, мол, Олег тобой интересуется, всегда спрашивает. Не так давно позвонила моя бывшая подруга, с которой давно не виделась, говорит: «Знаешь, приезжал Янковский. Спрашивал о тебе. Я думала, что тебя нет в Минске. Мы так много о тебе говорили. Давай встретимся, я тебе все расскажу». Но не успели – она ушла из жизни.

Жалею, что не простилась

- Ваша к нему любовь была мучительной?

- Когда мужчина женат, конечно, любовь с болью. Но любить – это прекрасно. «Любовь никогда не бывает без грусти, но это приятней, чем грусть без любви». Вот сейчас у меня нет любви. Два раза была замужем, сейчас одна.

Единственное, о чем жалею: не набралась смелости и не встретилась с Олегом. Когда узнала, что он болен, так хотелось поехать в Москву, прийти к нему на спектакль, подарить цветы. Но – было неловко перед его родными, думала, будут говорить, мол, вот навязывается какая-то поклонница. Я же понимаю, что у него столько почитательниц и все его донимают. Я никогда не тревожила его своим присутствием. Восхищалась на расстоянии. Смотрела все его фильмы, все передачи по телевизору, в которых он принимал участие.

Сейчас мне так больно. Его больше нет. И уже ничего не изменить! От этой мысли можно сойти с ума! Когда он был жив, я радовалась, что у него все в порядке.

Я вот сейчас на даче. Уехала, чтобы зарыться в эту землю, чтобы заглушить боль. Сна вообще нет после его ухода. Очень переживаю.

Знаете, в день его смерти я проснулась, и так мне сердце защемило. Видела Олега во сне. Не помню, что именно, но проснулась в жуткой тревоге. И сразу подумала: «Только бы ничего страшного не произошло». А потом услышала в новостях...

И также 23 апреля увидела сон с Олегом тревожный. А потом прочитала, что он госпитализирован с кровоизлиянием. Я – Рак по знаку, и у меня интуиция сильно развита. И это на таком подсознательном уровне сработало... Как больно, тяжело! Мне так хотелось, чтобы он жил долго, ведь все его так любят! Не могу себе простить, что не приехала увидеть его. Так жалею, так ругаю себя! Теперь только одно – память, светлая память. Хочу поклониться его могилке! Царствие ему небесное.

В роли Каренина в фильме Сергея Соловьева «Анна Каренина»

СТРАНИЧКИ ИЗ ЖИЗНИ

Пожалел, что не отдал роль Каренина Абдулову

В последнее время Олег Иванович активно снимался. Вышел фильм «Стиляги». Готовятся к выходу картины «Царь», «Анна Каренина».

Роль Каренина мечтал получить Абдулов, пробовался на нее. Но съемки из-за финансовых трудностей откладывались, а потом режиссер решил взять на роль Янковского. Рассказывают, Абдулов обиделся на коллегу – в

Категория: Блог Елены Фёдоровой | Просмотров: 2435 | Добавил: Елена_Фёдорова | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
» Форма входа
Логин:
Пароль:
» Календарь
«  Мая 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
» Поиск
» Друзья сайта

Онлайн всего: 5
Гостей: 3
Пользователей: 2
Ольга, Евгения_А
Copyright © Юрий Ермолаев. Арт-студия журнала «Русская элегия». 2008, 2017Используются технологии uCoz