Новые сообщения · Оглавление форума · Участники · Правила форума · Поиск ·
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Юрий_Ермолаев, Елена_Фёдорова, Татьяна_Соловьёва  
Форум клуба » КОНЦЕРТЫ » Отзывы и впечатления о концертах и гастролях » 8 сентября 2018 г., Музей-заповедник "Ясная Поляна" (Концерт в рамках проекта "Русскому гению")
8 сентября 2018 г., Музей-заповедник "Ясная Поляна"
Нина_ДановаДата: Воскресенье, 09.09.2018, 05:30 | Сообщение # 1
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 803
Статус: Offline
8 сентября 2018 года, Музей-заповедник «Ясная Поляна».
Концерт в рамках проекта «Русскому гению»


Аккомпанемент:

• Михаил Радюкевич – гитара
• Алексей Баев – скрипка
• Роман Тентлер – контрабас
• Юрий Молотилов – баян
• Андрей Иванов – виолончель
• Елена Молотилова – домра малая
• Ирина Козырева – домра альтовая
• Олег Вайнштейн – фортепиано

Пролог. Картина первая «Полно спать»
(Текст произносит Ирина Козырева)

1. «Полно спать» – сл. А.Фет, муз С.Л.Толстой

Полно спать: тебе две розы
Я принес с рассветом дня.
Сквозь серебряные слезы
Ярче нега их огня.

Вешних дней минутны грозы,
Воздух чист, свежей листы...
И роняют тихо слезы
Ароматные цветы.


Инструментальная пьеса

«Дорогой Лев Николаевич! Как я рад, что вечер в Консерватории оставил в Вас хорошее воспоминание! Наши квартетисты играли в этот вечер как никогда... Вы один из тех писателей, которые заставляют любить не только свои сочинения, но и самих себя. Видно было, что, играя так удивительно хорошо, они старались для очень любимого и дорогого человека. Что касается меня, то я не могу не сказать Вам, до чего я был счастлив и горд, видя, что моя музыка могла Вас так тронуть и увлечь».
(Речь идет о музыкальном вечере, устроенном в середине декабря 1876 г. Н.Г.Рубинштейном в честь Толстого в Московской консерватории.) Чайковский написал Толстому. (П.И.Чайковский. Полн. собр. соч., т. VI, с. 101).

2. «Средь шумного бала» – муз. П.И.Чайковский, сл. А.Толстой

Инструментальная пьеса

Картина вторая «После бала»
(текст произносит Ирина Козырева)

3. «Разуверение» (Не искушай меня без нужды) – муз. М.И.Глинка, сл. Е.Баратынский

4. «Я помню чудное мгновенье» – сл. А.С.Пушкин, муз М.И.Глинка

«Что ж это такое? – подумал Николай, услыхав её голос (Наташи) и широко раскрывая глаза. – Что с ней сделалось? Как она поет нынче?» ... И вдруг весь мир для него сосредоточился в ожидании следующей ноты, следующей фразы, и все в мире сделалось разделенным на три темпа: Раз, два, три... раз, два... три... раз...»

Звучит мелодия ноктюрна М.И. Глинки «Разлука».

«Эх, жизнь наша дурацкая! – … и деньги, и злоба, и честь, – все это вздор... а вот оно, вот оно – настоящее... И он, сам не замечая того, что он поет, взял вторую терцию высокой ноты. – Боже мой! как хорошо! … как счастливо!» О, как задрожала эта терция и как тронулось всё лучшее, что было в душе Ростова. И это что-то, это что-то было независимо от всего в мире и выше всего в мире».
(Л.Н.Толстой. «Война и мир». Том второй. Часть первая)

5. «Как сладко с тобою мне быть» – муз. М.И.Глинка, сл. Н.Рындин

Картина третья «В гостях у гения»

«…по субботам бывали приёмные дни у Толстых. В их большой зале на втором этаже собиралась масса народу. Почти всегда на этих вечерах участвовала какая-нибудь знаменитость, желавшая играть или петь в присутствии Льва Николаевича».(текст читала Ирина Козырева)
(По воспоминаниям племянницы Толстого Марии Сергеевны Бибиковой)

Шаляпин был приглашен вместе с Рахманиновым, который ему аккомпанировал.

«Я очень волновался. Подумать только, мне предстояло в первый раз в жизни взглянуть в лицо и в глаза человеку, слова и мысли которого волновали весь мир».

(«Маска и душа: Мои сорок лет на театрах» – автобиографическое произведение Шаляпина Фёдора Ивановича (1873-1938)

6. «Ни слова, о, друг мой, ни вздоха» – муз. П.И.Чайковский, из М.Гартмана, перевод А.Плещеев

«Федя пел, невозможно описать? как он пел: он пел, как Толстой писал».
(текст читал Олег Вайнштейн)
(Из «Воспоминаний о С.В.Рахманинове» А.Дж. и Е.Сваны)

7. «Нет, только тот, кто знал» – муз П.И.Чайковский, из Гёте, перевод Л.Мей.

Льву Николаевичу особенно понравилась русская народная песня «Ноченька», и, оценивая его пение, Толстой сказал, какая больше нужна музыка – народная или учёная?
(текст читал Олег Вайнштейн)

8. «Ноченька» – русская народная песня

«Было время, когда на Руси ни одной музыки не любили больше цыганской, когда цыгане пели русские старинные хорошие песни и когда слушать цыган и предпочитать их итальянцам не казалось странным. Теперь цыгане для публики, которая собирается в пассаже, поют водевильные куплеты... А жалко, что эта музыка так упала. Цыганская музыка была у нас в России единственным переходом от музыки народной к музыке учёной ... и каждый русский будет сочувствовать цыганской песне, потому что корень ее народный..
Да извинят мне читатели, которых не интересуют цыгане, это отступление; я чувствовал, что оно неуместно; но любовь к этой оригинальной, но народной музыке, всегда доставлявшей мне столько наслаждения, преодолела».

(текст читал Андрей Иванов)

Картина четвёртая «Цыган»
(текст читала Ирина Козырева)

Под музыку рояля всеми музыкантами на сцене исполняется небольшой отрывок из пьесы Л.Н.Толстого «Живой труп» (Картина вторая, явление первое), они и подпевают Олегу Евгеньевичу в цыганской песне.

9. « В час роковой» – романс из спектакля «Живой труп»

В час роковой, когда встретил тебя,
Трепетно сердце забилось в груди,
Страстно, безумно тебя полюбя,
Весь я горю, как в огне.

Припев:

Сколько счастья, сколько муки
Ты, любовь, несёшь с собой,
В час свиданья, в час разлуки
Дышит всё тобой одной.

Снятся мне дивные очи твои,
Стройный твой стан и твоя красота,
Вся создана ты для знойной любви,
Вся ты - восторг, вся - мечта!

Припев:

Сколько счастья, сколько муки
Ты, любовь, несёшь с собой,
В час свиданья, в час разлуки
Дышит всё тобой одной.


10. «Не вечерняя» – цыганская песня

Ой, да не вечерняя, не вечерняя заря,
Ой, заря, ой, да зорька,
Зорька виткак спотухала, спотухала,
Зорька виткак спотухала, спотухала,
Спотухала нитэ заря.

Ой, да вы поденьте, вы поденьте мангэ, братцы,
Ой, братцы, ой, да тройку
Тройку мангэ серопегих, серопегих,
Тройку мангэ серопегих, серопегих,
Серопегих мангэ лошадей!
(текст взят из интернета)

Инструментальная пьеса

Картина пятая «Эдемский вечер»
(текст читала Ирина Козырева)

11. «Мы вышли в сад» – муз. М.Толстой, сл. А.Толстая
12. «Я тебе ничего не скажу» – сл. А.Фет, муз Т.Толстая
13. "Романс соч.№5 / Romanze Op. 5" (на шведском языке) – муз. П.Чайковский
14. «Слеза дрожит в твоём ревнивом взоре» – муз, П.И.Чайковский, сл. А.К.Толстой

Инструментальная пьеса

Эпилог

«Я был одинок и несчастлив... Я стал думать так, как только раз в жизни люди имеют силу думать… Это было и мучительное, и хорошее время. Никогда, ни прежде, ни после, я не доходил до такой высоты мысли… И все, что я нашел тогда, навсегда останется моим убеждением… Я нашел простую, старую вещь, я нашел, что есть бессмертие, что есть любовь и что жить надо для другого, для того, чтобы быть счастливым вечно…»
Из письма к А.А.Толстой. Апрель-май 1859

15. «Сияла ночь» – сл. А.Фет, муз. Н.Ширяев

Монолог

Невероятный концерт!!!!! Как жаль, что не удалось на нём быть.
Спасибо счастливым зрителям за впечатления и программу.

Старый актовый зал наш в электрическом свете...(из студенческой песни)

Сообщение отредактировал Нина_Данова - Воскресенье, 09.09.2018, 20:43
 
Наталья_КДата: Воскресенье, 09.09.2018, 10:30 | Сообщение # 2
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 1890
Статус: Offline
Спасибо от души Нине и тем, кто этим поделился! С одной стороны, как счастливо узнать о такой программе и попытаться пережить ее в воображении. С другой стороны, как больно, что не услышать и не увидеть, по крайней мере, пока - неужели в Ясной Поляне не сохранили это сокровище?!

Наверняка и мы могли бы сказать: "...невозможно описать как он пел: он пел, как Толстой писал.»

Спасибо Олегу Евгеньевичу и его друзьям за такую красоту!



(Розы Ясной Поляны)
Прикрепления: 0843522.jpg(241.7 Kb)


"каждый выбирает для себя тот голос, который скажет вдруг «ему, и никому другому» что-то неотвратимо важное для его личного бытия". (Ким Смирнов)
 
Марина_ЛДата: Воскресенье, 09.09.2018, 12:13 | Сообщение # 3
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 246
Статус: Offline
Тоже хочу присоединиться к благодарности. Спасибо, Нина Степановна, спасибо счастливым зрителям, передавшим программу! Так быстро и оперативно, так подробно и точно вы рассказали об этом необыкновенном спектакле всем нам, жаждущим узнать и постичь этот новый взлёт творческой мысли Маэстро. "О, только тот, кто знал..."

Тревожные звуки внезапной музыки давали чувство совести, они предлагали беречь время жизни, пройти даль надежды до конца и достигнуть ее, чтобы найти там источник этого волнующего пения и не заплакать перед смертью от тоски тщетности. (А.Платонов)
 
Наталья_КДата: Понедельник, 10.09.2018, 21:57 | Сообщение # 4
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 1890
Статус: Offline
http://pogudin-oleg.ru/forum/8-3622-1#9938

Огромное душевное спасибо Нине Корначевой за прекрасные фото и подробности программы!


"каждый выбирает для себя тот голос, который скажет вдруг «ему, и никому другому» что-то неотвратимо важное для его личного бытия". (Ким Смирнов)
 
Мария_МутловаДата: Вторник, 11.09.2018, 00:09 | Сообщение # 5
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 533
Статус: Offline
Прочитала программу и вспомнила одно очень, на мой взгляд, созвучное стихотворение Эдуарда Асадова... Точнее, первые два его четверостишия...

Как цыгане поют - передать невозможно.
Да и есть ли на свете такие слова?!
То с надрывной тоскою, темно и тревожно.
То с весельем таким, что хоть с плеч голова!

Как цыгане поют? Нет, не сыщутся выше
Ни душевность, ни боль, ни сердечный накал.
Ведь не зря же Толстой перед смертью сказал:
- Как мне жаль, что я больше цыган не услышу!


Счастливы те, кто смог прикоснуться к этому чуду и вобрать в душу всю глубину и мудрость, которые в ней были... И как несчастны те, кто остался по разным причинам за закрытыми дверьми с погасшими светильниками, как в той самой известной Притче...
Хочется верить, хочется ждать того, что премьеры в усадьбах превратятся в постоянный репертуар Театра Олега Погудина, собирающий аншлаги!
Ведь 100 человек в зале Культурного Центра - это так мало, в сравнении, например, с 5 000 залом Кремлевского Дворца...

От всего сердца поздравляю Олега Евгеньевича и его Музыкантов с новым, прекрасным, важным открытием! Дай Бог дальнейшего успеха и счастья!



Вознесу Тя, Господи, яко подъял мя еси, и не возвеселил еси врагов моих о мне....(Псалом Царя Давида 29)
 
Елена_ПДата: Среда, 12.09.2018, 00:40 | Сообщение # 6
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 509
Статус: Offline
Второй раз за это лето путешествовали в Тулу. В июле Бежин луг, а теперь вот Ясная поляна. Только концерту на Бежином лугу предшествовали сильная гроза и проливной дождь, а здесь стояла теплая летняя погода, совсем не сентябрьская. Два часа на поезде и еще полчаса на авто, и мы в усадьбе Льва Николаевича. Толстой два раза ходил из Ясной поляны пешком в Москву, что занимало семь дней. Наряду с посещением усадьбы, очень хотелось попасть и на концерт, но зал во дворце культуры, где он должен состояться, очень, очень маленький, и мы уже почти не надеялись там оказаться. Концерт вечером, и мы пошли гулять по усадьбе. Территория усадьбы очень обширная, с прешпектом, который очень любил Толстой и описал его в романе «Война и Мир», лугами, садами, яркими клумбами, прудами, постройками. В садах в этом году урожай яблок, и ими угощаются все желающие. Усадебный дом и экспонаты сохранились со времен Льва Николаевича. В лесу, на краю оврага, там, где лежит зеленая палочка, могила писателя. Лев Толстой в последние годы просил похоронить его неподалеку от дома на краю оврага на "месте зеленой палочки". Пятилетнему "Левке-пузырю" старший брат Николай рассказал, что там на краю оврага зарыта зеленая палочка, а на ней написана главная тайна о том, "как сделать, чтобы все люди не знали никаких несчастий, никогда не ссорились и не сердились, а были бы постоянно счастливы".
Стоит раскрыть тайну, и никто больше не умрет, не станет войн и болезней, и люди будут «муравейными братьями».
Нагулявшись по садам и лугам, испробовав яблок, надышавшись свежим воздухом, прослушав интересную экскурсию, вечером вернулись ко дворцу культуры и, к нашему изумлению и радости, оказались вместе с потомками великого писателя, в зале, где увидели и услышали великолепный спектакль, созданный Олегом Погудиным. Как виртуозно соединил Олег Евгеньевич не только музыкальные произведения, но и прозу Толстого, и воспоминания современников. Сколько новых произведений прозвучало. Чувствовалось, насколько весь это материал был близок и понятен артисту. Мы уже видели наших музыкантов в роли певцов, подпевающих Маэстро, а здесь они, наряду с Олегом Евгеньевичем, еще были и артистами, и ведущими. Как интересно было видеть это действо именно в Ясной поляне, чуть-чуть соприкоснувшись с миром, в котором много лет жил Лев Николаевич.









Прикрепления: 9252022.jpg(93.2 Kb) · 5816182.jpg(92.5 Kb) · 1973925.jpg(78.1 Kb) · 7933984.jpg(107.8 Kb) · 6627092.jpg(80.2 Kb)


Сообщение отредактировал Елена_П - Среда, 12.09.2018, 00:44
 
Нина_ДановаДата: Среда, 12.09.2018, 01:43 | Сообщение # 7
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 803
Статус: Offline
Концерт Олега Погудина в Ясной Поляне в день 190-летия Льва Николаевича Толстого, на мой взгляд, знаковое событие в нашей современной культуре. Даже если просто перечитать программу концерта, просто дух захватывает и становится ясно, какой какую огромную работу проделал Олег Евгеньевич, сколько книг перечитал, просмотрел материалов и прослушал музыки, чтобы из громадного количества сведений сотворить такую программу!

Низкий поклон Вам, Олег Евгеньевич, за Ваше истинное, искреннее, честное служение русской культуре, русскому языку!

В исполнении наших замечательных музыкантов прозвучали следующие произведения:

- П.И. Чайковский. Andante из балета "Спящая красавица" в исполнении оркестра, соло на виолончели – Андрей Иванов;

- П.И.Чайковский. «Декабрь (святки)» из цикла «Времена года». Рояль – Олег Вайнштейн;

- А.А.Алябьев. «Соловей» в переложении для гитары. Гитара – Михаил Радюкевич;

- Ф. Шопен. Ларго из сонаты для виолончели и фортепиано – оркестр.

Также в концерте звучала музыка М.И.Глинки – ноктюрн «Разлука» и вальс фа мажор, написанный Л.Н.Толстым, в исполнении Олега Вайнштейна.
Музыку к дивному романсу «Мы вышли в сад», который Олег Евгеньевич очень давно не включал в свои концертные программы, написал Михаил Львович Толстой, сын Льва Николаевича, слова - А.В. Толстая (сведений о ней в интернете нет).
Хочется пожелать долгой и счастливой жизни этой программе. Спасибо, дорогой Олег Евгеньевич! Спасибо всем музыкантам, которые ещё и певцы и актёры, браво!


Старый актовый зал наш в электрическом свете...(из студенческой песни)

Сообщение отредактировал Нина_Данова - Четверг, 13.09.2018, 00:49
 
Нина_ДановаДата: Среда, 12.09.2018, 01:53 | Сообщение # 8
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 803
Статус: Offline
Дорогая Лена! Как хорошо вы написали о поездке в Ясную Поляну и о концерте Олега Евгеньевича! И фотографии чудесные, солнечные. Спасибо большое!

Старый актовый зал наш в электрическом свете...(из студенческой песни)
 
Ольга_МоскваДата: Среда, 12.09.2018, 02:53 | Сообщение # 9
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 163
Статус: Offline
Цитата Нина_Данова ()
- П.И. Чайковский. Pezzo capriccioso в исполнении оркестра, соло на виолончели – Андрей Иванов;


Нина, я обратила внимание, что название первой пьесы разнится на двух форумах. Начало у этих двух пьес несколько схожее.
У Вас или у кого-то еще, наверное, есть аудиозапись, и Вы можете уточнить, что же на самом деле исполнялось.

В Ютубе есть обе пьесы

Pezzo capriccioso

Спящая красавица


Сообщение отредактировал Ольга_Москва - Среда, 12.09.2018, 03:04
 
Вера_АлександровнаДата: Среда, 12.09.2018, 18:15 | Сообщение # 10
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 1442
Статус: Offline
Огромная благодарность Нине и тому, кто прислал - за подробнейшую программу, а Лене за впечатления!

Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти.


Из присланного мне письма. С разрешения автора, пожелавшего остаться неизвестным.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Смятение чувства.

Спектакль-концерт прекрасный, эмоциональный, самобытный и глубокий. Достойнейшее приношение Русскому Гению Льву Николаевичу Толстому.

Но вот несколько слов о том, что меня истинно поразило.
Недавно, увидев в ФБ Олега слова цыганской песни, и фото, в котором пронзил отрешенный нездешний взгляд, подумала, что Олег, конечно же, споет в Ясной что-то цыганское. Но вот о том, что представил он этим Федора Протасова, не дала себе труда додумать.

Потому кульминацией, совершенно неожиданной, стал отрывок из "Живого трупа". Никогда не видела Олега, как актера и режиссера – и вот! А тут и музыканты стали актерами и почти цыганским хором. В этом отрывке Олегу Погудину, как постановщику, удалось коротко и талантливо сказать самое важное о сложном, страдающем и очень русском герое – Федоре Протасове.

Удивительная режиссерская находка – петь цыганские романсы выпало не цыганке Маше, а Федору Протасову – Олегу Погудину.
Первый – "В час роковой". Федор просил "Не вечернюю", но ему сказали, что сперва - "В час роковой". Олег пел цыганский романс вовсе не по-цыгански, а с сожалением, с вызовом, даже с какой-то скрытой иронией над самим собой, как мне показалось. Точно не как просто любовный романс! А чтобы поскорее добраться до "Не вечерней"! ( поскольку ее именно и жаждал!). Исполнение несравненное, очень в стиле Олега Погудина – Федора Протасова.

"Ну а теперь, теперь… "Не-Ве-чер-ня-я"!!– с силой нетерпеливого страстного ожидания….
"Не вечерняя" Олега Погудина – Федора Протасова - вот она пошла, полилась…знаменитая пламенная песня Последней Зари. И что в ней, собственно-то? А тут…..О, сколько великой силы духовной страсти, удалого простора, ненасытного чувства свободы, глубины боли и счастья было в Голосе и Душе!!!
С какой самобытной яростной силой взлетела рука, кнутом подхлестывая серопегих ( сразу в памяти возникли "Кони привередливые") И это последнее, со вздохом, с придыханием: "Ах, как хорошо!" И счастливая улыбка, будто зарница. Отрешенно, уже нездешне: «Так и по-ме-реть!!!».
Последняя песня Последней зари. Душа, как птица, вырвалась на волю.
КАК это прожито – пережито. Пропущено через душу и нервы Артиста и Человека, которому всегда есть что сказать нам, людям.

Для меня это тоже, как и для Олега, "вечер другого измерения, которого никогда еще не было".
И хочется жить для ЛЮБВИ и для ВЕЧНОСТИ!

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Коленопреклоненная благодарность Олегу Евгеньевичу за его подвижнический и вдохновенный, титанический труд.

Прикрепления: 3659260.jpg(161.6 Kb)


Ничего нет реальней мечты.

Сообщение отредактировал Вера_Александровна - Четверг, 13.09.2018, 01:43
 
Нина_ДановаДата: Четверг, 13.09.2018, 00:55 | Сообщение # 11
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 803
Статус: Offline
Ольга, спасибо, что обратили внимание. Действительно, в начале концерта была исполнена музыка из балета П.И.Чайковского "Спящая красавица".

Старый актовый зал наш в электрическом свете...(из студенческой песни)
 
МаргаритаДата: Четверг, 13.09.2018, 12:10 | Сообщение # 12
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 1950
Статус: Offline
Спасибо огромное всем, рассказавшим о необыкновенном концерте!!!
Дорогому Олегу Евгеньевичу Здоровья, новых творческих свершений и счастливых гастролей!!!
Храни Вас Господь, Маэстро!!!

Прикрепления: 5026217.jpg(67.5 Kb) · 1671355.jpg(76.0 Kb)


Dum_spiro,_spero!_(лат.)
Пока_ дышу,_надеюсь!
 
Вера_АлександровнаДата: Четверг, 13.09.2018, 22:33 | Сообщение # 13
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 1442
Статус: Offline
Монолог Олега Погудина.

Сегодняшний вечер во многом для нас поистине «эдемский» По интересному, очень красивому, в данном случае, меткому определению Татьяны Андреевны Кузьминской.
В сегодняшней программе… Она создавалась непросто, она создавалась иногда мучительно. Какие-то соединения были, казались мне очень рискованными, даже не в силу того, что сегодня на сцене, кроме вашего покорного слуги, нет ни одного профессионального актера. Для нас сегодня совершенный какой-то вечер другого измерения, которого никогда еще не было в нашей судьбе нашего ансамбля, но я думаю, что и в частной судьбе большинства из находящихся на сцене блестящих музыкантов, это тоже первые опыты актерского делания, хотя смежные профессии они вполне себе уже освоили, я имею в виду - педагогические. По крайней мере, читать умные мысли на публике напротив аудитории многие из них умеют. Но, другое дело – художественное слово, и особое дело – озвучивать слова гения, одного из самых мощных умов, одного из самых мощных мыслителей и страдателей за всю историю человечества. Не только в рамках нашего великого Отечества, которое гениев, мыслителей и страдателей поставляло изрядно в большом количестве, но даже в масштабах всего мира имя Льва Николаевича Толстого стоит, в каком-то смысле, особняком. Такое влияние, которое он оказал на движение мировой мысли, мало кто оказывал даже из философов, и уж, тем более, мало кто из литераторов. Так вот, озвучивать его слова - это оказалось трудом совершенно необычным и очень тяжелым. Легче, когда на сцене звучит художественная речь, когда касаешься гениальных страниц «Войны и мира» или невероятно горькой, невероятно пронзительной, в чем-то страшной, но такой прекрасной пьесы «Живой труп». Там все, вроде бы, понятно, кроме того есть масса свидетельств гениев другой профессии, актерской, которые озвучили в свое время эти слова и которые оставили нам в наследство озвученное и блестяще прожитое, и сыгранное слово Льва Толстого.
Но когда касаешься дневников, когда касаешься мыслей, когда касаешься воспоминаний, ты понимаешь, что ты вступаешь в сферу, в область – вернее сказать, которая тебе очень родная и которая очень далекая. Ты переходишь за дверь и за тот порог, которые когда-то ушли немножко в другое измерение, простите, снова повторю это слово – в другое бытие. Туда можно попасть, безусловно, благодаря, кстати, гению Толстого, благодаря очень веселому, легкому, игривому, гораздо в меньшем масштабе, но, все-таки, вот такому живому и светлому гению Татьяны Андреевны – недаром она прототип Наташи Ростовой. Благодаря воспоминаниям людей, которые умели говорить на другом языке, чем мы. Бытие их было другое. Входя туда, ты необходимо должен причесать свою душу. Входя туда, ты необходимо должен разобрать суету вокруг тебя и некоторое вокруг тебя упразднить, потому что это не войдет в то, иное бытие, в котором ты можешь наблюдать, как люди потрясающе искали и находили правду.
Мы не со всем можем согласиться, что тогда было, и что-то жизнь очень жестоко отменила и показала невозможность или неправильность каких-то мыслей, или решений. Но что жизнь не отменит никогда – это… то невероятно чистое сердце, с которым люди смотрели друг на друга. Тот невероятный, глобальный, моральный запрос к себе самим, то беспощадное суждение всего дрянного, что в нас есть, что есть, прежде всего в тебе самом. И тот восторг перед, казалось бы, совсем маленькими, совсем в нашем мире вообще незначительными, чаще всего не замечаем, мелкие детали, которые на самом деле делают человека прекрасным, когда он совершает добрый поступок, когда он умеет пожалеть, когда он умеет помочь. И при всем при этом нисколько, даже ни на йоту, даже ни на маленькую каплю не унизить другого человека, оставив его человеческий идеал не только не замутненным, не только не оскорбленным, не обиженным, но даже возвышенным. Когда-то наши соотечественники умели это делать, умели делать это просто. Это то, что мы утратили сейчас, даже самые лучшие из нас. Мы осуждаем очень быстро. Это вообще у нас стало нормой нашей жизни. Простите, что я читаю лекцию, но в общем-то, я постараюсь быть не таким суровым, да и не смогу быть таким разумным, как Лев Николаевич.
Но все-таки, я за те две недели прочел столько прекрасных трудов и мыслей Толстого, что в некотором роде даже мои мозги начали слегка подстраиваться под манеру мыслить. Во всяком случае, что-то вспомнили из того, с чем они встретились в школе, с чем встретились в театральном институте. Мне повезло читать много Толстого в юности.
Я думаю, что мы, наверное, прежде всего должны перестать судить своего ближнего. Как это трудно сделать. Но если мы этого не сделаем - сгорим мы и все вокруг нас, потому что ничего не стоит этот мир без любви. А любовь проявляется бесконечно просто, она проявляется в первую очередь в уважении одного человека к другому. Где это у нас сейчас?
Пошло бранить телевидение, пошло говорить о политике, пошло говорить о Государственной Думе. Собственно говоря, не пошло говорить еще начиная с первой Государственной Думы, с начала девятисотых годов. Но! Посмотрите. В политику, в экономику, в искусство, особенно представленческое , приходят люди не с других планет. Их к нам не заселяют враги, они не вырастают из земли, как грибы – это все мы с вами. Мы с вами приходим в политику, в бизнес, в культуру. И мы приходим туда, как ни страшно, чаще всего взяв с собой не Толстого, Некрасова, Пушкина, Достоевского, Лермонтова, а взяв с собой свои амбиции, взяв с собой беспощадное осуждение близкого и даже не близкого, даже не очень близкого – Бог с ним! И совершенно забыв самое критичное к себе отношение. Совершенно забыв о том, что и мы все, каждый из нас, можем быть счастливы только тогда, если мы живем для ДРУГОГО - ДЛЯ ЛЮБВИ И ДЛЯ ВЕЧНОСТИ! Чего я от всего сердца желаю и себе, и вам.
Спасибо!


Ничего нет реальней мечты.
 
Елена_ДДата: Пятница, 14.09.2018, 13:08 | Сообщение # 14
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 109
Статус: Offline
Да, по-моему мы пропустили изумительный вечер. Больше всего жаль, что не осталось видео.
Вспомнились воспоминания из сборника А. А. Фета «Соловьиное эхо» о вечерах, проходивших в Ясной Поляне при жизни писателя. Об истории создания романса "Сияла ночь", исполненного Олегом Евгеньевичем на бис интересно написано здесь:

«Эдемский» вечер».
В середине 1850-х годов в Петербурге, в доме Ивана Сергеевича Тургенева, Фет познакомился со Львом Николаевичем Толстым. С годами они подружились.

Толстой говорил, что его привлекало в Фете «истинное поэтическое дарование». Обращаясь к Фету, он писал: «…Я вас ужасно, ужасно люблю». А секрет своей привязанности к Фету объяснял так: «…Вы для меня, соды – кислота: как только дотронусь до вас, так и зашиплю – столько хочется вам сказать». Фет, чуткий на всякое искреннее внимание к себе, отзывался столь же признательно: «Дорогой, потому что единственный, и единственный, потому что дорогой, друг Лев Николаевич!»

После женитьбы Толстого Фет стал частым гостем его семьи. Ездить далеко не приходилось: имения друзей – Ясная Поляна и купленная Фетом Степановка – находились рядом, под Тулой и Орлом.

Фет часто посылал на суд в Ясную Поляну новые стихи. Но однажды он и сам получил от Толстого шуточное стихотворное послание, в котором были такие строфы:

Как стыдно луку перед розой,
Хотя стыда причины нет,
Так стыдно мне ответить прозой
На вызов ваш, любезный Фет.
Итак, пишу впервой стихами,
Но не без робости ответ.
Когда? Куда? Решайте сами,
Но заезжайте к нам, о Фет!
…Сухим доволен буду летом,
Пусть погибают рожь, ячмень,
Коль побеседовать мне с Фетом
Удастся вволю целый день…

Толстой был одним из первых читателей фетовской поэзии, хорошо ее знал, понимал и помнил. Близкие Толстого рассказывали, как часто он с упоением читал стихи Фета вслух. Вот один из эпизодов, который вспоминает сестра жены Толстого Татьяна Андреевна Кузминская:

«…Бывало, мы выйдем в звездную ночь в сад, Лев Николаевич посмотрит на звездное яркое небо и, припоминая Фета, скажет это стихотворение:

Я долго стоял неподвижно,
В далекие звезды вглядясь, —
Меж теми звездами и мною
Какая-то связь родилась.

„Как хорошо это“, – скажет он. „А дальше?“ – спрошу его. „А дальше еще лучше“. – „Ну, скажи!“ И он продолжает:

Я думал… не помню, что думал,
Я слушал таинственный хор,
И звезды тихонько дрожали,
И звезды люблю я с тех пор…

И в голосе его слышится волнение, и это волнение, как художественный ток, заразит и меня и других и поднимет высоко к звездному небу. И за это спасибо Фету».

Переписываясь с поэтом, Толстой сообщал ему новости своей семейной жизни, обсуждал виды на урожай, делился хозяйственными заботами. Но сквозь ворох будничных дел всегда «просвечивал» главный вопрос: «…Что вы делаете мыслью, самой пружиной своей Фетовой, которая только одна и была, и есть, и будет на свете? Жива ли эта пружина? Просится ли наружу? Как выражается? И не разучилась ли выражаться?»

Толстой отмечал наиболее удачные строки в фетовских стихах, особенно часто – в весенних стихотворениях. Уходила зима, оживала природа, и Толстой обращался к Фету: «Верно, написали весну. Пришлите». Он перечитывал старые, написанные в 1840–1850-е годы стихи Фета и снова и снова повторял полюбившиеся строки и строфы:

Уж верба вся пушистая
Раскинулась кругом;
Опять весна душистая
Повеяла крылом.

Или:

Опять незримые усилья,
Опять невидимые крылья
Приносят северу тепло;
Все ярче, ярче дни за днями,
Уж солнце черными кругами
В лесу деревья обвело.

Когда в 1870 году поэт прислал ему только что написанное стихотворение «Майская ночь», Толстой ответил: «Развернув письмо, я – первое – прочитал стихотворение, и у меня защипало в носу: я пришел к жене и хотел прочесть; но не мог от слез умиления. Стихотворение одно из тех редких, в которых ни слова прибавить, убавить или изменить нельзя: оно живое само и прелестно».

Фет гордился дружбой с талантливейшим из своих современников. Ему не приходилось кривить душой, заискивать в отношениях с Толстым, он не стеснялся высказывать свои мнения, даже когда они не совпадали со взглядами писателя. Толстому это нравилось, он высоко ценил в Фете отсутствие притворства.

В доме у Толстых любили музыку. И Фет, высоко ценивший надежный домашний уют, красоту семейных отношений, стал свидетелем небольших музыкальных вечеров, столь прекрасных, что они затрагивали самые сокровенные струны его души. С молодости его поэтический дар чутко отзывался на музыку и одухотворенную женскую красоту. Фет говорил, что поэзия и музыка не только родственны, но нераздельны. Нет музыкального настроения – нет художественного произведения. Большая часть стихов Фета объединена названием «Мелодии». Некоторые из них он написал под впечатлением женского пения, которому страстно поклонялся.

Петр Ильич Чайковский, часто обращавшийся к фетовской лирике, в одном из своих писем так объяснял ее неизменную притягательность для композиторов: «…Ему дана власть затрагивать… струны нашей души, которые недоступны художникам, хотя бы и сильным, но ограниченным пределами слова. Это не просто поэт, скорее поэт-музыкант, как бы избегающий даже таких тем, которые легко поддаются выражению словом».

И вот музыкальный вечер в кругу людей, близких Льву Толстому, дал толчок для создания одной из самых совершенных стихотворных «мелодий» Фета. Этот вечер вспоминала Татьяна Андреевна Кузминская. В 1866 году она гостила в Черемошне – имении давнишнего приятеля Толстого Дмитрия Алексеевича Дьякова. С женой Дьякова она дружила. В одно из майских воскресений в Черемошне собралось много гостей, в их числе был Фет с супругой Марией Петровной. Татьяну Андреевну попросили спеть.

«В комнате царила тишина. Уже смеркалось, и лунный свет ложился полосами на полутемную гостиную. Огня еще не зажигали, и Долли аккомпанировала мне наизусть.

Я чувствовала, как понемногу голос мой крепнет, делается звучнее, как я овладела им. Я чувствовала, что у меня нет ни страха, ни сомнения, я не боялась уже критики и никого не замечала. Я чувствовала подъем духа, прилив молодого огня и общее поэтическое настроение, охватившее всех.

Подали чай и нас позвали в залу. В освещенной большой зале стоял второй рояль. После чая Долли села аккомпанировать мне, и пение продолжалось.

Афанасий Афанасьевич два раза просил меня спеть романс Булахова на его слова „Крошка“.

Только станет смеркаться немножко,
Буду ждать, не дрогнёт ли звонок,
Приходи, моя милая крошка,
Приходи посидеть вечерок…

Окна в зале были отворены, и соловьи под самыми окнами в саду, залитом лунным светом, перекрикивали меня.

В первый и последний раз в моей жизни я видела и испытала это. Это было так странно, как их громкие трели мешались с моим голосом…

Мария Петровна суетливо подходила ко всем и говорила: „Вот увидите, что этот вечер не пройдет даром голубчику Фету. Он что-нибудь да напишет в эту ночь“.

Мария Петровна оказалась права. Лев Толстой спустя некоторое время сообщал Дьяковым: «Фет мне пишет, что он провел у вас, по его словам, „эдемский“ вечер с гитарой и соловьями и что на этом эдемском вечере Таня пела от восьми до двух часов».

Но произведение, посвященное «эдемскому», то есть райскому, вечеру, Фет написал не «в эту ночь». Оно родилось десять лет спустя – под новым впечатлением от пения Кузминской. В августе 1877 года Фет послал Толстому четыре строфы, озаглавленные словом «Опять». Это был первый вариант стихотворения, которое в печати появилось уже без названия: «Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали…»

В сентябре того же года Татьяна Андреевна Кузминская рассказывала в письме к мужу:

«Соня посылает мне стихи Фета и пишет: „Отгадай, на чей счет они написаны?“ Нетрудно было отгадать черемошанскую ночь и теперешнее пение…»

Воспоминания Кузминской об «эдемском» вечере и фетовском стихотворении завершились неожиданной шутливой сценкой: «Стихи понравились Льву Николаевичу, и однажды он кому-то читал их при мне вслух. Дойдя до последней строки: „Тебя любить, обнять и плакать над тобой“, он нас всех насмешил: „Эти стихи прекрасные, – сказал он, – но зачем он хочет обнять Таню… человек женатый…“ Мы все засмеялись, так неожиданно у него вышло это замечание».

Такова история создания фетовского стихотворения, сохранившаяся в документах. Но мы вправе предположить, что в его основу легло не только впечатление от пения Татьяны Андреевны Кузминской. Стихотворение обладает удивительной обобщающей силой. Поэт создал психологически яркий образ певицы, беззаветно отдающейся музыке. Этот образ заставляет обратиться к мемуарам самого Фета, написанным на склоне лет. Вспоминая свои наезды в Петербург 1850-х годов, поэт рассказывает о визите с Тургеневым к одной замечательной исполнительнице романсов Глинки. Ее искусство пленило Фета: «Во всю жизнь я не мог забыть этого изящного и вдохновенного пения. Восторг, окрылявший певицу, сообщал обращенному к нам лицу ее духовную красоту, перед которой должна бы померкнуть заурядная, хотя бы и несомненная красота. Душевное волнение Глинки, передаваемое нам певицею, прежде всего потрясало ее самое, и в конце романса она, закрывая лицо нотами, уходила от нас, чтобы некоторое время оправиться от осиливших ее рыданий. Минут через пять она возвращалась снова и без всяких приглашений продолжала петь. Я никогда уже не слыхивал такого исполнения Глинки».

И еще один, может быть, даже более важный музыкальный отголосок жизни поэта можно найти в его стихотворной «мелодии».

В конце 1840-х годов Фет состоял на военной службе и квартировал со своим полком в Херсонской губернии. Глухая южная провинция, скучная, однообразная офицерская среда. Но в одной из тамошних помещичьих семей Фет познакомился с умной, начитанной, обаятельной девушкой Марией Лазич, великолепной музыкантшей. Не будучи красавицей, она, по словам Фета, отличалась «необычайной роскошью черных с сизым отливом волос». Фет с отрадой узнал, что «во время пребывания в Елизаветграде великий венгерский композитор Ференц Лист умел оценить ее виртуозность и поэтическое настроение». Перед отъездом Лист написал в альбом Марии прощальную музыкальную фразу необыкновенной задушевной красоты. Сколько раз потом Фет просил Марию повторить для него на рояле эту удивительную фразу!.. Между молодыми людьми быстро установилось взаимопонимание, в Марии Фет нашел знатока поэзии, тонкую ценительницу его собственных стихов. Пришла любовь… Но Лазич была бедна, Фету не приходилось рассчитывать на обеспеченное будущее.

Влюбленные расстались. Лазич вскоре трагически погибла, но ее образ на всю жизнь вошел в любовные стихи Фета, придав им горестную окраску.

В стихотворении, навеянном пением Кузминской, есть строки об обидах судьбы и жгучей муке сердца, о томительных и скучных годах, о рыдающих звуках музыки. Откуда эти загадочно-печальные образы? Не из времен ли, связанных с Марией Лазич?

История создания стихотворения Фета «Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали…» не исчерпывается одним жизненным фактом. Как всякое истинное произведение искусства, оно таит в себе заманчивую глубину и потому нетленно».


Дольниковы Елена и Светлана

Сообщение отредактировал Елена_Д - Пятница, 14.09.2018, 13:18
 
ТатьянаМДата: Суббота, 15.09.2018, 12:21 | Сообщение # 15
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 63
Статус: Offline
Личные впечатления о концерте Олега Евгеньевича Погудина, состоявшемся 8 сентября 2018 года в музее-заповеднике Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» в рамках проекта «Русскому гению».



Впечатление первое
«Высоких зрелищ зритель…»


...Он их высоких зрелищ зритель,
Он в их совет допущен был –
И заживо, как небожитель,
Из чаши их бессмертье пил!

Ф.И.Тютчев. «Цицерон». (1829-30 гг.)




Когда я ознакомилась с подробной программой этого изумительного Концерта-Спектакля, в моей душе занялся настоящий пожар! Именно пожар Восторга перед тем, что в наши дни, так страшно отмеченные распадом всякого душевного тепла, отсутствием Красоты в чём бы то ни было, может быть задумано и воплощено на сцене вот такое необыкновенное музыкально-литературное Творение, столь страстно и стройно отстаивающее всё, чего давно уже нет в нашей повседневности – Любовь к Человеку и Богу, муки истинной Любви, истинной Души человеческой со всей её изнемогающей совестью, Бессмертие и Веру в Бессмертие. Повторяя слова из монолога самого Олега Евгеньевича, так и хочется тоже воскликнуть: «Где это у нас сейчас?». И уже от себя лично: «И кто вообще в нашей стране ещё способен также же гениально дать современной публике возможность заново очароваться сияющими россыпями нашего великого классического литературного наследия?»

Эта работа титаническая и гениальная, конечно! Утончённость её оформления равна глубине выраженного в ней содержания. Ведь и сам Концерт построен по принципу литературного произведения и по своей структуре, представленной прологом, отдельными изящными музыкально-литературными картинами и эпилогом, напоминает один сплошной роскошный роман, под стать тем произведениям, что создавал сам Лев Николаевич Толстой! Каждая из этих картин – «Полно спать», «После бала», «В гостях у гения», «Цыган», «Эдемский вечер» – имеет сходство с отдельной захватывающей страницей Книги, рассказывающей историю судьбы образованного, достойного, неравнодушного человека второй половины XIX столетия, на титульном листе своей Жизни написавшего слово «Любовь».

Ещё мне внушает невероятный восторг сама мысль о том, что мы вообще отмечены особым счастьем быть современниками такого лучезарного Гения, как Олег Погудин, что у нас есть увлекательная возможность время от времени подниматься по ступеням его Храма Искусства, наблюдать в нём вот такое Волшебство, каким оказался сентябрьский Концерт в Ясной Поляне, быть зрителями этих «высоких зрелищ», по меткому определению Ф.И.Тютчева и, таким образом, становиться причастными к «чаше бессмертия»!


Впечатление второе
«Есть Бессмертие, есть Любовь…»


Я был одинок и несчастлив… Я стал думать так, как только раз в жизни люди имеют силу думать… Это было и мучительное и хорошее время. Никогда, ни прежде, ни после я не доходил до такой высоты мысли… И все, что я нашел тогда, навсегда останется моим убеждением… Я нашел простую, старую вещь, я нашел, что есть бессмертие, что есть любовь и что жить надо для другого, для того, чтобы быть счастливым вечно…

Из письма Л.Н.Толстого к А.А.Толстой.
Апрель-май 1859 г.




Что касается содержания этого завораживающего Концерта-Спектакля, то оно столь же прекрасно, разумеется, как и его форма! Произведения, прозвучавшие в Концерте, трудно, конечно, назвать весёлыми даже приблизительно. И даже цыганские песни «В час роковой» и «Не вечерняя» в музыкально-литературной картине «Цыган» с их удалыми мотивами ничуть не составляют контраста с общим минорным настроением Концерта, поскольку здесь эта внешняя удаль представлена и Певцом, и Писателем не как выражение радости, а как, напротив, вот такое своеобразное следствие страшной сердечной тоски героя пьесы Л.Н.Толстого «Живой труп».

Вообще, если вчитаться, всмотреться в программу и фотографии с этого Концерта, можно понять, что зрителям была фантастически талантливо представлена в рамках одного дня – от рассвета до заката – вся типичная повседневная жизнь русского дворянского общества второй половины 19 века. Здесь присутствует всё: и музыкальные вечера, проводимые в дворянских поместьях и посещаемые знаменитыми музыкантами и певцами той возвышенной эпохи, и «шумный бал» с его судьбоносной Встречей, и времяпрепровождение в обществе поющих и танцующих цыган, и прогулки в саду под догорающими лучами уходящего за горизонт солнца. То есть, показана почти «вся энциклопедия русской жизни» того времени, согласно точному определению другого классика отечественной словесности – В.Г.Белинского.

Это если говорить о внешней стороне содержания Концерта. Но есть ещё и внутренняя всеохватность – душевная «энциклопедия» переживаний лирического героя, выраженная в тонко и точно подобранных Олегом Евгеньевичем романсах о Любви и Разлуке. Романсах «плоть от плоти» XIX столетия, созданных именно в то время, а потому дающих чистую, без наслоений и влияний других временных периодов картину внутренней жизни благородного дворянина эпохи Льва Толстого, Достоевского, Некрасова. Человека в чём-то ошибающегося, где-то заблуждающегося, но честного и чистого по природе своей, способного любить и ищущего Любви, страждущего, мятущегося, беспрестанно находящегося в поиске Смысла Бытия и Смысла за пределами Бытия. Человека гораздо более несчастного, чем счастливого именно по причине вот этого своего неравнодушного сердца. Встреча на балу в романсе «Средь шумного бала» приносит с собой и большую Любовь («Как сладко с тобою мне быть»), и горькую Разлуку («Ни слова, о друг мой, ни вздоха», «О, только тот, кто знал», «Ноченька», «Мы вышли в сад» и др.). Вся канва Концерта-Спектакля всецело пронизана громким и печальным лейтмотивом этих двух ключевых его тем, но которые увенчиваются в конце, всё-таки, светлым выводом. Ведь Разлука, даже вечная, не отменяет Любви.

Олег Евгеньевич приводит в эпилоге мудрые слова Льва Николаевича Толстого из его письма, адресованного двоюродной тёте Александре Андреевне Толстой (1817-1904) о том, что только Любовь и Бессмертие могут помочь человеку быть «счастливым вечно». В своём собственном монологе, произнесённом им после завершения Концерта, Олег Погудин говорит о том же – о жизни «для Любви и Вечности». Таким образом, два гения – Певец и Писатель – единодушны в определении собственной жизненной цели, а нам – зрителям – даётся яркая возможность решить и для себя, насколько эта цель прекрасна.


Прикрепления: 6645122.jpg(142.6 Kb) · 3111628.jpg(85.4 Kb) · 8275807.jpg(61.1 Kb) · 7851769.jpg(61.1 Kb) · 7452910.jpg(108.0 Kb) · 5190061.jpg(108.0 Kb)


Нет ничего в мире божественней поэзии, ибо и сам мир - это поэма Бога.

Сообщение отредактировал ТатьянаМ - Суббота, 15.09.2018, 12:25
 
Форум клуба » КОНЦЕРТЫ » Отзывы и впечатления о концертах и гастролях » 8 сентября 2018 г., Музей-заповедник "Ясная Поляна" (Концерт в рамках проекта "Русскому гению")
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:
Сегодня здесь были:  | Елена_Фёдорова | Нина_Данова | Татьяна_М | НинаПодгорнова | Майя | Людмила_В
Самые активные:  | Елена_Фёдорова | Маргарита | Наталья_К | Вера_Александровна | Ада | Инна_И | НинаПодгорнова | Наталья_С | Татьяна_Соловьёва | Ольга_Васильевна
Новые участники:  | АлисаКраузе | SvetOK | 7006605 | VladimirRR | Ирусь | Раффлезия | AnnRud | скамейкин | Владимир50 | Анна_Савинкова
 
Мини-чат
Оставлять сообщения могут только зарегистрированные участники
 
Copyright © Юрий Ермолаев. Арт-студия журнала «Русская элегия». 2008, 2018Используются технологии uCoz