Новые сообщения · Оглавление форума · Участники · Правила форума · Поиск ·
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Юрий_Ермолаев, Елена_Фёдорова, Татьяна_Соловьёва  
Форум клуба » ВСЕ О ТВОРЧЕСТВЕ ОЛЕГА ПОГУДИНА » Интервью » Интервью журналу «Музей» (ноябрь 2020 г.)
Интервью журналу «Музей»
Елена_ФёдороваДата: Вторник, 17.11.2020, 03:40 | Сообщение # 1
Группа: Модераторы
Сообщений: 4754
Статус: Offline
Интервью журналу «Музей»
16.11.2020

Музыкой в музее уже никого не удивишь (даже если это не профильный музей). Попытки объединить музейное пространство с концертной площадкой в поисках новых смыслов стали происходить в отечественной музейной практике десятки лет назад. Нынешнее музейно-концертное затишье — отличный повод поразмышлять на заданную тему. Мы очень рады, что нашему журналу дал интервью замечательный артист и частый музейный гость Олег Погудин. Надеюсь, вы найдете в его словах важное для себя!

- Что такое для вас выступление в музейном пространстве (вызов, приятное событие, обычный концерт)?

Я бы начал отвечать на этот вопрос с конца. Что значит «обычный концерт»? В творческой деятельности в идеале не должно быть рутины. Значит, каждый концерт «необычный».
Но, с другой стороны, это такая же работа, как и любое другое выступление, следовательно, она требует такой же подготовки, такой же ответственности.

Но, конечно, это для меня и приятное событие. Я очень люблю музеи: и художественные, и музеи-усадьбы.

Помните, как у Вайля?

«Связь человека с местом его обитания загадочна, но очевидна. Ведает ею известный древним genius loci, гений места, связывающий интеллектуальные, духовные, эмоциональные явления с их материальной средой. На линиях органического пересечения художника с местом его жизни и творчества возникает новая, неведомая прежде реальность, которая не проходит ни по ведомству искусства, ни по ведомству географии».

И вот когда оказываешься в Михайловском или в Карабихе, то попадаешь в эту новую реальность. Для артиста это очень важный опыт, а для меня лично еще и важное переживание.

Теперь о вызовах. Каждый концерт в определенном смысле – вызов. «Гул затих, я вышел на подмостки…»

Ну, а если рассматривать слово «вызов» более прозаически, то появляются и другие вызовы - организационные, материальные. Вот, например, в Карабиху мы с музыкантами без президентского гранта на создание цикла концертных программ «Русскому гению» в литературных музеях-заповедниках вряд ли смогли бы доехать – огромные расходы на транспорт.

- Чем отличается выступление в музее от концертной площадки?

Я бы разделил этот вопрос на две части.

Есть выступления в литературных музеях-усадьбах: Михайловское, Спасское-Лутовиново, Тарханы и тому подобное…

И есть собственно музеи: Русский музей, Третьяковская галерея.

Если мы выступаем в музеях-усадьбах, это опен-эйр со всеми плюсами и минусами. Например, огромное количество народа - это плюс, а то, что не все люди готовы вести себя, так скажем, филармонически, – минус. Открытая, часто ветру и дождю тоже, площадка - минус. Но дух этого места, пейзажи, шум деревьев, всё то, что создает совершенно особенную атмосферу, конечно, плюс.

Мы же сейчас еще очень оторваны от природы. И поэтому одно дело - читать про зеленый шум в концертном зале, а другое, когда вот он – прямо перед тобой.

И «Зимний вечер» пушкинский в Михайловском другой. Там и буря реальнее, и одиночество понятнее. Да и вообще это возможность увидеть своими глазами почти то же, что видели Пушкин, Лермонтов, Тургенев.

При этом и зрители попадают, говоря научным языком, в другое дискурсивное поле. Важно и то, что многие приезжают издалека, они совершают путешествие, в некотором смысле паломничество, к любимому писателю. И очень важно не разочаровать их, сделать так, чтобы у них не возникло когнитивного диссонанса между атмосферой усадьбы и выступлением.

Что касается художественных музеев, то там нет собственно сцены, расстояние между исполнителем и зрителями небольшое, и в этом тоже есть своя специфика. Да и публики часто меньше, чем в больших залах. И посетители этого концерта тоже попадают в иную реальность – художественную.

Вот это очень интересно – в литературном музее воссоздается подлинная историческая атмосфера, а в художественном музее моделируется своя художественная реальность.

А артист должен быть правдив и убедителен и в том, и в другом случае.

Но это вещи технические, мне кажется, вашим читателям будет интереснее другое. Это – выбор репертуара для концерта в музеях.

Понятно, что если мы выступаем в усадьбах, то это и ограничивает, и помогает. Концерт в Михайловском, естественно, будет связан с поэзией Александра Сергеевича, в Тарханах – с Михаилом Юрьевичем.

А вот в Спасском как быть? На слова Тургенева написан один романс – «Утро туманное». Значит, надо строить программу, исходя из стилистического единства с этим местом, из эстетических представлений Тургенева.

В общем-то, термин period eye предложили почти 50 лет назад, и вот им и приходится руководствоваться, реконструируя, например, культурный контекст конца девятнадцатого-начала двадцатого века для концерта в Ясной Поляне или в Спасском.

А когда мы работаем собственно в музеях, задача выбора репертуара становится еще интереснее.

Например, я очень люблю концерты в Екатерининском дворце в Царском Селе.

Но это же второе рококо Парадной лестницы, барокко Большого зала. Золото-золото-еще золото. И много зеркал. Я пою всего три барочные арии, поэтому мы туда привозим обычно русские романсы.

Казалось бы, мощная завеса нас отделяет от другого мира; глубокими морщинами волнуя, меж ним и нами занавес лежит.

Но что он Гекубе? Что ему Гекуба? А он рыдает.

И русский романс оказывается там абсолютно уместным и органичным по простой причине - этот жанр лиричен, диалогичен и красив.

Это с эмоциональной точки зрения. Но есть и другая, историко- культурная. Русский романс – неотъемлемая часть культуры Серебряного века, для которого интерес к восемнадцатому веку – ее важная составляющая. Вспомнить хотя бы художников «Мира искусства».

Да и собственно второе рококо, которое мы упомянули, говоря о лестнице, – это стиль того же периода, в который появилось много популярных романсов. То есть, романс оказывается во вполне «знакомом» ему пространстве.

А если мы еще вспомним, что бОльшая часть текстов и мелодий русского романса написана людьми с гимназическим (то есть, классическим гуманитарным) образованием, которые знали все великие сюжеты о любви, ревности, возвращении на родину и тоске по ней, судьбе и роке, то получим еще одно объяснение и органичности романса в любом музейном интерьере (который часто сам – пространство мифа), и архетипичности, и современности при этом.

Чисто художественно в музейных пространствах возникают иногда очень интересные контексты и аллюзии.

Вот если говорить о Екатерининском дворце, в его Большом зале, в котором в восемнадцатом веке устраивались маскарады, то там и Вертинский будет органичен с его образом Пьеро, и «Бокал» Высоцкого заставит вспомнить и Моцарта и Сальери как исторических персонажей, и «Моцарта и Сальери» Пушкина.

Вот мне было бы интересно спеть, например, Вертинского в Третьяковке под врубелевским панно – то есть полностью в атмосфере Серебряного века.

У нас во время изоляции был такой опыт. Онлайн-концерт из гранд-отеля Европа со сцены под витражом Леонтия Бенуа в двух шагах от «Бродячей собаки». И, в общем, это особые условия художественного делания.

- Есть ли какая-то специфика у публики, которая приходит на концерт именно в музей?

Конечно. В музеях-усадьбах публика моложе, чем в концертных залах, туда чаще приезжают семьями, с детьми и даже с домашними питомцами. И вот я уже говорил, но повторю еще раз: для приехавшей туда публики это - путешествие во времени и путешествие в мир хозяина усадьбы. Обычно это люди, интересующиеся историей, краеведением, творчеством писателя, и артист должен их ожиданиям соответствовать – ну, хотя бы уметь носить фрак.

А в художественных музеях это могут быть люди, с музеем тесно связанные, – например, члены клуба друзей Русского музея.

Или же это будут люди, пришедшие на конкретную выставку и купившие билет на концерт в рамках культурной программы к выставке. Они обычно бывают полностью в периоде, но если продолжать начатую уже тему о плюсах и минусах, то части этой публики привычнее и психологически комфортнее смотреть, а не слушать, и это надо иметь в виду, работая с такой аудиторией.

- Сейчас достаточно много музеев проводят концерты на своих площадках. Как вы относитесь к такой практике? Стоит ли музеям заниматься такой работой? Каждый ли музей может провести у себя концерт?

Я к любой творческой и просветительской деятельности отношусь с большим уважением. Если это делается умно, нравится людям, дает возможность артистам решать какие-то художественные задачи – это прекрасно. К тому же мы сейчас переживаем «музейный бум». Публика перестала воспринимать музеи как набор «мертвых» артефактов.

В моем детстве в музей ходили СМОТРЕТЬ, но сейчас мы живём в эпоху визуального взрыва и постоянно на что-то смотрим.

При этом философы пишут, что в пространстве культуры происходит «освобождение» из-под власти слова и мир начинает восприниматься не как текст, а как образ.

Понятно, что и роль музеев, и само понятие «выставки» при этом меняются. Меняются и запросы к музейному пространству.

От него ждут новых смыслов, контекстов и прочего.

Но дело в том, что идея возникновения новых смыслов из контекста, возникшая как монтаж в кино и прекрасно выполнимая в концертных программах, в музейных рамках не всегда реализуема. В кино режиссер монтирует собственный материал, артист сам создает программу, а музеи работают с существующими в единственном экземпляре ценностями, которые требуют бережного к себе отношения. К тому же традиционно одной из главных функций музея была образовательная, и концерты в музейных пространствах не планировались. В музеях-усадьбах большая часть пространства занята мемориальными помещениями, в художественных музеях есть уже сложившаяся развеска картин, и новые контексты там создавать довольно трудно. А вот концерт позволяет это сделать, он подталкивает посмотреть на уже привычные экспонаты свежим взглядом.

Концерты в музеях позволяют «оживить» музейные пространства, начать вести диалог часто на более понятном современному посетителю языке.

Мне нравится практика сопровождения концертами и лекциями тематических выставок в музеях, как это делает, например, Пушкинский музей.

Ну и, конечно, есть музеи, в которых без концертов нельзя, – например, связанные с музыкой: Российский национальный музей музыки, дом-музей Петра Ильича Чайковского в Клину и так далее.

А насчет того, каждый ли музей может провести концерт, ну тут, видимо, надо соразмерять возможности музея с «масштабом» концерта. Во многих литературных музеях, например, есть неплохие рояли – вот и идеальная площадка для выступлений молодых музыкантов, для каких-то экспериментов, которые даже опытный артист не готов сразу вынести на большую сцену. А вот устраивать опен-эйры без должной подготовки, заставлять артистов и публику мокнуть и мерзнуть не стоит. Но вообще все, сделанное обдуманно и с любовью, всегда радует.

Вопросы задавал Алексей Яковлев.

https://panor.ru/magazines/muzey.html

https://www.pogudin.ru/news/news_68.html
 
Форум клуба » ВСЕ О ТВОРЧЕСТВЕ ОЛЕГА ПОГУДИНА » Интервью » Интервью журналу «Музей» (ноябрь 2020 г.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Сегодня здесь были:  | Елена_Фёдорова | Вера_Александровна | Наталья_К | Ирина_ВЛадимировна | Людмила_Ш | Кристина_Ф
Самые активные:  | Елена_Фёдорова | Наталья_К | Маргарита | Вера_Александровна | Ада | Инна_И | НинаПодгорнова | Наталья_С | Нина_Данова | Татьяна_Соловьёва
Новые участники:  | Леня_Симоненко | ЕленаУшакова76 | valenvv | Светлана_Соколова | Тамина | Ольга_Петренко | Алекс_П | Лариса_Истомина | Нина_Сидорова | Раиса
 
Мини-чат
Оставлять сообщения могут только зарегистрированные участники
 
Copyright © Юрий Ермолаев. Арт-студия журнала «Русская элегия». 2008, 2020Используются технологии uCoz