Новые сообщения · Оглавление форума · Участники · Правила форума · Поиск ·
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Юрий_Ермолаев, Елена_Фёдорова, Татьяна_Соловьёва  
Форум клуба » ВСЕ О ТВОРЧЕСТВЕ ОЛЕГА ПОГУДИНА » История песни » "Когда я на почте служил ямщиком…" (Таинственная история...)
"Когда я на почте служил ямщиком…"
Юрий_ЕрмолаевДата: Суббота, 07.08.2010, 17:07 | Сообщение # 1
Учредитель клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 703
Статус: Offline
КОГДА Я НА ПОЧТЕ СЛУЖИЛ ЯМЩИКОМ

Старинная ямщицкая песня на слова Л. Трефолева

Когда я на почте служил ямщиком,
Был молод, имел я силенку,
И крепко же, братцы, в селенье одном
Любил я в ту пору девчонку.

Сначала не чуял я в девке беду,
Потом задурил не на шутку:
Куда ни поеду, куда ни пойду,
Все к милой сверну на минутку.

И любо оно, да покоя-то нет,
А сердце болит все сильнее.
Однажды дает мне начальник пакет:
«Свези, мол, на почту живее!»

Я принял пакет — и скорей на коня,
И по полю вихрем помчался,
А сердце щемит да щемит у меня,
Как будто с ней век не видался.

И что за причина, понять не могу,
И ветер так воет тоскливо...
И вдруг — словно замер мой конь на бегу,
И в сторону смотрит пугливо.

Забилося сердце сильней у меня,
И глянул вперед я в тревоге,
Потом соскочил с удалого коня —
И вижу я труп на дороге.

А снег уж совсем ту находку занес,
Метель так и пляшет над трупом.
Разрыл я сугроб-то и к месту прирос —
Мороз заходил под тулупом.

Под снегом-то, братцы, лежала она...
Закрылися карие очи.
Налейте, налейте скорее вина,
Рассказывать больше нет мочи!

Из репертуара Надежды Плевицкой (1884-1941). Запись на пластинку - фирма "Пате", Москва, 1908 г., 26736.

Очи черные: Старинный русский романс. – М.: Изд-во Эксмо, 2004. - подпись: Старинная ямщицкая песня на сл. Л. Трефолева.


Как песня стихотворение стало исполняться в конце 19 - начале 20 вв. (иначе говоря, песня эта вовсе не "старинная ямщицкая"). В дискографии Нины Дулькевич указан автор музыки - Яков Пригожий, пианист-аранжировщик московского ресторана "Яр" (запись на пластинку фирмы "Патэ", 1912 г., 26736. См.: Очи черные: Старинный русский романс. – М.: Изд-во Эксмо, 2004, стр. 175); возможно, он просто аранжировщик. В других источниках обычно указывается "музыка народная".

В основе текста лежит стихотворение Леонида Трефолева "Ямщик" (1868) - перевод стихотворения "Почтальон" польского поэта Владислава Сырокомли (наст. имя Людвиг Кондратович, 1823-62). Основано на реальной истории, произошедшей с почтальоном-белорусом на почтовом тракте Петербург-Варшава в 70 верстах от Минска. В тех краях, на территории Царства Польского, почта доставлялась не ямской гоньбой, а почтальоном на коне, с сумкой и сигнальным рожком. В русскую песню попали эти черты: "Я принял пакет — и скорей на коня", "соскочил с коня" - герой едет верхом, а не на санях с тройкой, как полагалось бы ямщику.

Такун Ф. И. Славянский базар. – М.: «Современная музыка», 2005


ВАРИАНТ

Когда я на почте служил ямщиком…

Когда я на почте служил ямщиком,
Был молод, имел я силенку…
И крепко же, братцы, в селенье одном
Любил я в ту пору девчонку.

Сначала не чуял я в этом беду,
Потом задурил не на шутку:
Куда ни поеду, куда ни пойду –
Все к милой сверну на минутку.

И любо оно, да покоя-то нет,
А сердце болит все сильнее.
Однажды начальник дает мне пакет:
Свези, мол, на почту живее…

Я вырвал пакет и скорей на коня,
И по полю вихрем помчался…
А сердце щемит да щемит у меня,
Как будто с ней век не видался.

И что за причина - понять не могу…
И ветер-то воет тоскливо...
И вдруг словно замер мой конь на бегу
И в сторону смотрит пугливо.

Забилося сердце тогда у меня,
И глянул вперед я в тревоге,
Потом соскочил с удалого коня,
И вижу я труп на дороге.

А снег уж совсем ту находку занес,
Метель так и пляшет над трупом.
Разрыл я сугроб, да и к месту прирос,
Мороз заходил под тулупом.

Под снегом-то, братцы, лежала она –
Закрылися карие очи…
Налейте, налейте скорее вина,
Рассказывать больше нет мочи.

Русские песни. Сост. проф. Ив. Н. Розанов. М., Гослитиздат, 1952


ОРИГИНАЛЬНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

Ямщик

Леонид Трефолев

Мы пьем, веселимся, а ты, нелюдим,
Сидишь, как невольник, в затворе.
И чаркой и трубкой тебя наградим,
Когда нам поведаешь горе.

Не тешит тебя колокольчик подчас,
И девки не тешат. В печали
Два года живешь ты, приятель, у нас, -
Веселым тебя не встречали.

«Мне горько и так, и без чарки вина,
Немило на свете, немило!
Но дайте мне чарку, - поможет она
Сказать, что меня истомило.

Когда я на почте служил ямщиком,
Был молод, водилась силенка.
И был я с трудом подневольным знаком,
Замучила страшная гонка.

Скакал я и ночью, скакал я и днем;
На водку давали мне баря,
Рубленок получим и тихо кутнем,
И мчимся, по всем приударя.

Друзей было много. Смотритель не злой;
Мы с ним побраталися даже.
А лошади! Свистну - помчатся стрелой…
Держися, седок, в экипаже!

Эх, славно я ездил! Случалось, грехом,
Лошадок порядком измучишь;
Зато, как невесту везешь с женихом,
Червонец наверно получишь.

В соседнем селе полюбил я одну
Девицу. Любил не на шутку;
Куда ни поеду, а к ней заверну,
Чтоб вместе побыть хоть минутку.

Раз ночью смотритель дает мне приказ:
«Живей отвези эстафету!»
Тогда непогода стояла у нас,
На небе ни звездочки нету.

Смотрителя тихо, сквозь зубы, браня
И злую ямщицкую долю,
Схватил я пакет и, вскочив на коня,
Помчался по снежному полю.

Я еду, а ветер свистит в темноте,
Мороз подирает по коже.
Две вёрсты мелькнули, на третьей версте…
На третьей… О, господи-боже!

Средь посвистов бури услышал я стон,
И кто-то о помощи просит,
И снежными хлопьями с разных сторон
Кого-то в сугробах заносит.

Коня понукаю, чтоб ехать спасти;
Но, вспомнив смотрителя, трушу,
Мне кто-то шепнул: на обратном пути
Спасешь христианскую душу.

Мне сделалось страшно. Едва я дышал,
Дрожали от ужаса руки.
Я в рог затрубил, чтобы он заглушал
Предсмертные слабые звуки.

И вот на рассвете я еду назад.
По-прежнему страшно мне стало,
И, как колокольчик разбитый, не в лад
В груди сердце робко стучало.

Мой конь испугался пред третьей верстой
И гриву вскосматил сердито:
Там тело лежало, холстиной простой
Да снежным покровом покрыто.

Я снег отряхнул – и невесты моей
Увидел потухшие очи…
Давайте вина мне, давайте скорей,
Рассказывать дальше нет мочи!

<1868>

Русские песни и романсы / Вступ. статья и сост. В. Гусева. - М.: Худож. лит., 1989. - (Классики и современники. Поэтич. б-ка).

http://www.a-pesni.golosa.info/popular20/kogdaja.htm

Прикрепления: 7396031.gif(15.3 Kb)
 
Юрий_ЕрмолаевДата: Суббота, 07.08.2010, 18:11 | Сообщение # 2
Учредитель клуба
Группа: Администраторы
Сообщений: 703
Статус: Offline
Интересно, что в народном песенном варианте драматизм истории сильно смягчен, я бы даже сказал, потерялось самое главное.

В оригинале стихотворения - ситуация настоящего нравственного выбора, и рассказчик в ней выглядит далеко не привлекательно:

    Средь посвистов бури услышал я стон,
    И кто-то о помощи просит,
    И снежными хлопьями с разных сторон
    Кого-то в сугробах заносит.

Т.е. она еще была жива, ее можно было спасти! А вовсе не сразу, как в песне: труп на дороге...

    Коня понукаю, чтоб ехать спасти;
    Но, вспомнив смотрителя, трушу...

И тут автор рисует малодушие ямщика, фактически - его личную вину в смерти несчастной, которую он со страху оставил без помощи.

    Мне кто-то шепнул: на обратном пути
    Спасешь христианскую душу.

Так всегда услужливо "кто-то" нам подсказывает в критической ситуации, что мы еще когда-нибудь потом, когда сделаем свои собственные дела, успеем помочь ближнему... Особенно неизвестно кому.

    Мне сделалось страшно. Едва я дышал,
    Дрожали от ужаса руки.
    Я в рог затрубил, чтобы он заглушал
    Предсмертные слабые звуки.

Он даже непроизвольно, совершенно бессмысленно (но психологически и художественно очень точно!) создает вокруг себя шум, наверное, чтобы заглушить голос совести, призывающий помочь явно гибнущему человеку, - помочь, возможно, во вред себе. Не так ли и мы подчас оправдываемся?

И как бы в виде мистического наказания за проявленную ямщиком трусость, этот замерзший по его вине человек вскоре неумолимо оказывается ... именно его возлюбленной:

    ...
    Я снег отряхнул – и невесты моей
    Увидел потухшие очи…

Вот почему он потом два года пребывает в печали, ему горько, не мило на свете, он все еще мучается, вспоминая - не просто какое-то несчастье, а свой собственный грех, не дающий ему покоя!

Т.е. мысль стихотворения можно сформулировать примерно так: "не откладывай помощь нуждающемуся, он может действительно оказаться твоим ближним".

В песне же все это утрачено, и мы слышим только обычную народную страшилку, без внутренней логики. Вышла как бы чистая случайность, что он вдруг нашел в степи замерзшей именно ту девушку, которую любил. И не совсем понятно, отчего ж он так долго и сильно страдает - причем явно именно в связи с самим тем событием, а не только из-за факта ее гибели...

 
Наталья_КДата: Воскресенье, 08.08.2010, 02:59 | Сообщение # 3
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 2174
Статус: Offline
Я тоже раздумывала над тем, почему в песне ушел такой существенный смысл стихотворения. И чувство у меня было такое: проговорить это в стихах можно, а спеть - не получается. Герой поступил не по-русски, не по-человечески, как мне кажется, и в русскую песню это не вписалось. (При этом ни с каким народом это не связываю, ни в коем случае!) А долгое и сильное страдание - оно может быть от потерянной любви именно такой силы, как мне кажется.

"каждый выбирает для себя тот голос, который скажет вдруг «ему, и никому другому» что-то неотвратимо важное для его личного бытия". (Ким Смирнов)
 
Форум клуба » ВСЕ О ТВОРЧЕСТВЕ ОЛЕГА ПОГУДИНА » История песни » "Когда я на почте служил ямщиком…" (Таинственная история...)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Сегодня здесь были:  | Елена_Фёдорова | Нина_Данова | Елена_П | НинаПодгорнова | Людмила_А | Евгения_А
Самые активные:  | Елена_Фёдорова | Наталья_К | Маргарита | Вера_Александровна | Ада | Инна_И | НинаПодгорнова | Нина_Данова | Наталья_С | Татьяна_Соловьёва
Новые участники:  | Василий_Рузаков | Елена_З | Мария_Егоровa | Владимир_ | Анастасия_П | Ирина_Ионова | Инна_Ш | Лена_Никитина | Тамара_Капунина | Леня_Симоненко
 
Мини-чат
Оставлять сообщения могут только зарегистрированные участники
 
Copyright © Юрий Ермолаев. Арт-студия журнала «Русская элегия». 2008, 2021Используются технологии uCoz