Новые сообщения · Оглавление форума · Участники · Правила форума · Поиск ·
Страница 1 из 11
Модератор форума: Юрий_Ермолаев, Елена_Фёдорова, Татьяна_Соловьёва, Наталья_К 
Форум клуба » ДРУГИЕ ТЕМЫ » Интересные материалы о духовной и культурной жизни » О Японии и русской литературе. (Беседа с известным японским русистом.)
О Японии и русской литературе.
МаргаритаДата: Пятница, 17.01.2014, 15:39 | Сообщение # 1
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 1848
Статус: Offline
«В Японии очень мало знают о реальных русских людях»





Об этом интервью я просила Мицуёси Нумано несколько месяцев. Очень занятой человек, профессор славистики Токийского университета, авторитетный литературный критик и переводчик, он не сразу нашёл время для обстоятельной беседы, однако мы смогли встретиться во время его приезда в Москву на книжную ярмарку. Она, несомненно, пришлась по душе Нумано – одному из самых известных переводчиков современной русской литературы – и всё же он признался, что с возрастом его интерес к новой литературе сглаживается. Были и другие неожиданные повороты в нашей беседе – некоторые обнадёживали, другие, скорее, удручали.

– Господин Нумано, с какой целью вы приехали на non/fiction?

– Да, у меня есть особенная цель. Мы в этот раз приехали с японским писателем Кагой Отохико, чей роман «Приговор» только что вышел на русском языке в переводе Татьяны Соколовой-Делюсиной; с презентацией этой книги мы с её автором выступили в РГГУ и на книжной ярмарке. В некотором смысле это и мой проект: Кагу Отохико прежде не переводили на русский, и я посоветовал для перевода именно этот роман, потому что он написан под влиянием Достоевского; мы с писателем и переводчиком многие годы советовались и готовились вместе. Но, конечно, я приехал сюда и как русист, который интересуется современным литературным процессом в России. Потому что у вас издательский бизнес процветает, даже удивительно, сколько книг выходит – исторических биографий…

– Но совсем маленькими тиражами…

– Да, конечно, в сравнении с былыми тиражами, которые выходили в советское время, – это очень маленькие тиражи. Но всё-таки главное, что книга вышла, она есть... существует проблема распространения, в провинцию книг попадает мало, но Москва всё-таки студенческий город... В Японии – да и почти по всему миру – серьёзные книги тоже выходят маленькими тиражами – две тысячи, редко больше. Особенно страдают поэты. Поэзия издаётся мизерным тиражом в пятьсот экземпляров, и это известные поэты. Конечно, они не могут на этом зарабатывать.

– А электронная литература? Есть ведь представление о Японии как стране электроники…

– Это ошибочное представление, что касается электронных книг. В Японии они не очень распространены – меньше, чем в США, например, и коммерческий рынок для них пока ещё маленький. Нельзя сказать, что это приносит большую прибыль издателям и писателям.

– Традиционно хорошо читатели встречают уже зарекомендовавшую себя классику, а вы как переводчик и критик стали заниматься современной литературой, почему пошли на такой риск?

– По мере того как я старею, мой интерес меняется – это случается с каждым человеком. Сейчас я занимаюсь классической литературой. Когда я был молод, я искал приключений. У нас в Японии, со времён реставрации Мейдзи (середина XIX века), японцы очень активно переводили русскую литературу, так что у нас русистика очень развита, и были очень хорошие переводчики русской литературы. Поэтому в моём детстве все известные писатели – Пушкин, Гоголь, Достоевский – все их главные произведения были переведены, а Достоевский и Толстой даже полностью, полные собрания их сочинений по-японски были доступны. Полное собрание сочинений Достоевского за столетие издавалось десять раз! Такая вот ситуация была, когда я начал заниматься русским языком, и мне тогда казалось, что уже ничего нельзя сделать в области русской классической литературы, что надо искать своё место… Это и была современная литература. К тому же я по характеру такой человек: хотел читать вообще всю мировую современную литературу.

Если говорить о научной специализации, я начал своё изучение с литературы 20-х годов, с романа «Зависть» и «Трёх толстяков» Олеши. Меня интересовали Бабель, Замятин и так далее… Когда стал преподавать в университете, этот период совпал с перестройкой, и я с энтузиазмом наблюдал за происходящим в СССР, но, конечно, этот бум давно прошёл. Тогда я следил со страстью за современным процессом, появлялись новые имена – Сорокин, Пелевин, Толстая, но по мере того как я старел, постепенно терял интерес к современной литературе. Одной из причин, если говорить откровенно, было то, что я терял интерес к самим современным писателям. Мне теперь кажется, что они – для более молодых, а у меня своя работа. В последние годы это Чехов и Набоков.

– Чего всё же не хватает современным писателям по сравнению с классиками? Разве не современники достовернее всего расскажут о современности?

– Нельзя сказать, что современные писатели так уж отвечают самым сложным современным проблемам. Некоторые из них просто шокируют, эпатируют читателей – но это, скорее, феномен, одноразовый эффект. Например, Акунин. Он очень одарённый писатель, и я его уважаю как настоящего интеллигента. У него огромная заслуга в том, что он создал нечто новое, снабжает русских читателей популярной литературой хорошего качества… но всё-таки, читая этих современных писателей, нам парадоксальным образом хочется ещё перечитать классическую литературу. И оказывается, что, например, Чехов – очень современный писатель, много предсказал и многое предвидел, и даже по приёму и по содержанию он был очень новым человеком, и то, что он пишет, перекликается с современными проблемами не только в России, но даже в Японии, поэтому его так жадно читают у нас.

Если говорить о Достоевском, то вы, наверное, слышали, что «Братья Карамазовы» вышли в Японии в новом переводе моего коллеги, господина Камэямы, и эта книга стала бестселлером. Миллионным бестселлером! Классический роман!

– Камэяма ведь написал и продолжение «Братьев Карамазовых». О чём оно?

– Некоторые русисты, в том числе советские, например, Леонид Гроссман, считали, что Достоевский хотел написать продолжение, в котором Алёша будет главной фигурой и, возможно, будет принадлежать к группе революционеров… Камэяма продолжает эту линию, но более тонко. По его мнению, Коля Красоткин будет центром революционного движения, а Алёша – духовным учителем этой группы. Об этой гипотезе идут споры. Есть и такие специалисты, кто считает невозможным для Алёши Карамазова стать революционером (Ветловская, Сараскина). Но поскольку Достоевский сам не оставил указаний, всё это просто гипотезы, умственная игра.

– Достоевский, кажется, популярен везде – от Бразилии до Японии. Даже более популярен, чем Толстой, почему? Что в нём такого особенного?

– Да, Толстой уже довольно сильно уступает Достоевскому, и у нас тоже есть такие споры, есть поклонники Достоевского, есть и лагерь Толстого… Ещё со времён Мережковского кажется, что это два полюса, которые не совместимы. Сейчас, думается, Достоевский преобладает, Толстой в сознании японской читающей публики кажется немного скучным учителем, который отстаёт от мировой моды. И то, о чём он пишет, в глазах японцев уже немного устарело. А то, о чём пишет Достоевский, экзистенциально связано с современностью: терроризм, самоубийство, иррациональные чувства человека. Продолжая эту линию, многие японские писатели в XX веке писали свои произведения, я могу перечислить многих японских писателей, которые работали под сильным влиянием Достоевского. Хотя я согласен, что художественная мощь Толстого огромна. Но молодым читателям в Японии это кажется устарелым. Отчасти это, наверное, проблема переводов. Всё же доказательством того, что Толстого уважают и любят в Японии, могут послужить результаты опроса, который несколько лет назад провёл один из популярных японских журналов. На эту анкету отвечали более ста пятидесяти деятелей культуры и писателей, в том числе я. Вопрос был такой: перечислите, пожалуйста, десять величайших романов мировой литературы, не японской. В результате в первой десятке было четыре русских романа: «Преступление и наказание», «Братья Карамазовы», «Анна Каренина», «Война и мир».

– Всё девятнадцатый век…

– Да. Из всей большой русской литературы ХХ века даже Набоков, который писал очень хорошо, остался писателем для элиты. Что касается Достоевского, есть люди, которые не очень любят его стиль и особенную атмосферу его творчества, но в переводе на японский, мне кажется, Достоевский приобретает очень большую эмоциональную силу, которая действует на психику читателя.

– А почему вы сначала изучали немецкий язык и лишь потом занялись русским?

– В молодости у меня была странная мысль, что человек будет несчастен, если выберет как профессию то, что он больше всего любит. И я хотел оставить русскую литературу в стороне как хобби. Я тогда хотел стать учёным в области философии или общественных наук, а в этой сфере немецкий язык считается важнее, чем русский. И я довольно серьёзно занимался немецким языком, даже читал раннего Маркса. В совершенстве за два года освоил грамматику. Но мне казалось, что немецкий не даёт мне ощущения «я знаю этот язык», что этот язык – твой язык. Грамматика русского языка более сложная, но мне показалось, что русский по-человечески ближе. Так и начался мой путь русиста.

– Вы стажировались в Советском Союзе?

– В советское время у нас в Японии были трудности в общении с Советским Союзом. В мои студенческие годы только таким японцам, у которых были особые связи с компартией или профсоюзом, позволяли поехать в СССР, а я был простой человек без таких связей, и мне не удалось тогда приехать на стажировку, русский язык я изучал в Японии.

– Почему к русской литературе в Японии есть предубеждение из-за исторических конфликтов, а к американской – нет, хотя, казалось бы, историческая память в этом случае ещё более тяжёлая?

– Этот вопрос меня самого иногда озадачивает. Это парадоксальная японская ментальность. Японцы довольно быстро всё забывают. Атомная бомбардировка, как нам кажется, была уже давно. И сейчас японские молодые люди предпочитают поп-культуру, а в этой области Америка далеко обгоняет Россию: Макдоналдс, рок-музыка, голливудские фильмы. И поэтому большинство японских жителей, скорей, американофилы. Они просто считают, что Америка – очень хороший наш сосед. В сравнении с этим положительным имиджем Америки Россия остаётся чем-то вроде потенциального врага. Есть в этом и момент пропаганды. Но и сама Россия мало что делает для того, чтобы улучшить свой имидж. По крайней мере я могу это сказать в своей сфере: мы должны знать друг друга лучше. Я ни в коем случае не хочу оскорблять российское посольство в Японии, но их работы всё же очень недостаточно. В сознании японцев посольство России до сих пор какая-то особая территория – недоступная и, может быть, опасная. Обычные японцы и не думают, что на эту территорию можно войти. Я занимаюсь ещё и польской литературой и хорошо знаю очень многих в польском посольстве в Токио. Они очень активно, гораздо активнее России, устраивают культурные мероприятия, приглашают японских друзей на концерты музыки Шопена и так далее… Видно, как они стараются завести как можно больше друзей, полонофилов. И очень любят и уважают переводчиков, которые переводят их литературу, ежегодно устраивают конгресс, куда бесплатно приглашают сотни переводчиков со всего мира, просто чтобы поблагодарить за их работу. После чего мы начинаем думать: надо побольше переводить польскую литературу, ведь польские друзья так любезно относятся к нам.

…В русском посольстве тоже по-своему стараются: устраивают Год русской культуры, приглашают в Японию русских художников, усилия заметны, но мне кажется, что в основе этой деятельности должно быть человеческое общение, желание лучше узнать друг друга. Я лично очень охотно приглашаю к нам русских деятелей культуры. Вот в этом году мы ждём Григория Остера, я приглашал Пелевина, Сорокина… В советское время я знакомился с Булатом Окуджавой – провёл с ним довольно много времени в его единственный приезд в Японию; с Вениамином Кавериным…

– Вы ведь перевели «Мастера и подмастерья»?

– Да, это малоизвестная книга, но это фантастическая литература – моя слабость и моя молодость. Я любил находить такие малоизвестные вещи и нашёл маленькое издательство, которое как раз занималось такими книгами. Японцы любят фантастику, хотя и в этом у нас в последние годы ориентация на англоязычную литературу, о русской фантастике сейчас мало знают, хотя раньше переводили и Беляева, и Ефремова, и Станислава Лема, которого я очень люблю и сам перевёл с польского.

– А как обстоит дело с молодыми переводчиками в Японии? Много ли сейчас желающих изучать русскую литературу?

– Что касается славистики, у нас в Токийском университете очень мало студентов идут изучать русскую литературу: каждый год – один человек, два человека… Аспирантов побольше, потому что они к нам приезжают со всей Японии. Но среди них есть очень способные молодые люди. У меня среди аспирантов есть молодой человек, который перевёл роман Шишкина «Письмовник», и это хороший перевод. Другой аспирант перевёл два романа Сорокина. Я Сорокиным не увлекаюсь, но это тоже важная работа.

– Как по-вашему, должно ли государство поддерживать работу переводчиков?

– Есть коммерческие писатели, которые хорошо продаются без всякой государственной поддержки, есть и малоизвестные, которые на профессиональный взгляд очень хорошие, но им нужно помогать. У нас в Японии существовал проект министерства культуры, в соответствии с которым мы отбирали книги и предлагали – на выбор – для перевода на иностранные языки. То есть, если вас заинтересует книга из списка, вы можете подать заявку и получить грант на перевод. Продолжался этот проект несколько лет. Я сам был в этом комитете и думаю, что список мы составляли хороший. Но чиновники, которые критически относились к этому проекту, считали, что эти деньги тратятся зря. Так что он, к сожалению, прекратился.

– В СССР, в поздние годы, я не помню враждебного отношения к Японии: мы знали, что была страшная атомная бомбардировка, знали историю про девочку, которая делала журавликов… образ Японии в глазах советских людей был, думаю, положительным. А в Японии?

– В Японии очень мало знают о реальных русских людях. Потому я и говорю, что надо лучше друг друга узнать. Сейчас для японцев Россия – нереальная страна, где живут нереальные люди, стереотипный, ошибочный образ России с медведями и пьяницами всё ещё существует в головах простых людей. Есть несколько компонентов этого имиджа: русский как невежественный человек, пьяница, а русская – красивая, эротическая женщина – как проститутка. И ещё: русский как шпион. Эти негативные стереотипы отражены у нас в литературе, даже у Харуки Мураками появляется жестокий кагэбэшник… но надо добавить, что хорошие писатели, даже прибегая к стереотипам, иногда обнаруживают в русских какую-то очень важную, спасительную жизнеспособность, которую мы, японцы, склонны сейчас забыть.

– Вам жаль, что Мураками не получил Нобелевскую премию?

– Я специалист по Мураками, много о нём писал и даже написал статью на тему «Харуки Мураками и его восприятие в России». У Мураками уникальная смесь восточной экзотики и современной поп-культуры, поэтому он интересен. Это у него делается очень тонко. Но, вы знаете, я не очень типичный патриот. И, объективно, шансов у него было мало. Не такой он серьёзный писатель.

Беседовала Татьяна ШАБАЕВА

"Литературная газета" №№ 1-2- 2014г.

http://lgz.ru/article....yudyakh
Прикрепления: 5026750.jpg(36Kb)


Dum_spiro,_spero!_(лат.)
Пока_ дышу,_надеюсь!
 
ВалерияДата: Пятница, 17.01.2014, 21:23 | Сообщение # 2
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 561
Статус: Offline
Очень интересная статья, спасибо, Маргарита.

Не много ль я хочу, всему давая цену, ...
 
МаргаритаДата: Суббота, 18.01.2014, 11:26 | Сообщение # 3
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 1848
Статус: Offline
Я рада, что Вам было интересно, Валерия!
Я стараюсь читать по четвергам "Литературную газету" и помещать здесь статьи, заинтересовавшие меня.


Dum_spiro,_spero!_(лат.)
Пока_ дышу,_надеюсь!
 
Нина_ДановаДата: Суббота, 18.01.2014, 13:43 | Сообщение # 4
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 699
Статус: Offline
Спасибо, Маргарита! Я всегда с большим интересом и с благодарностью к Вам читаю материалы из "Литературки", что Вы выкладываете здесь. Много лет сама выписывала эту газету, а теперь не выписываю ни одной.

Старый актовый зал наш в электрическом свете...(из студенческой песни)
 
МаргаритаДата: Воскресенье, 19.01.2014, 05:21 | Сообщение # 5
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 1848
Статус: Offline
Нина, я рада, что это интересно.
Наверно, особенно теперь, когда все мы скучаем о новых концертах дорогого Певца.


Dum_spiro,_spero!_(лат.)
Пока_ дышу,_надеюсь!
 
ВалерияДата: Понедельник, 20.01.2014, 07:58 | Сообщение # 6
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 561
Статус: Offline
Литературка! 16-я полоса!
Критические разборы фильмов, книг, с которыми сверялось личное мнение. Молодость.
Маргарита, как она выглядит сейчас? Или вы онлайн ее читаете?


Не много ль я хочу, всему давая цену, ...
 
МаргаритаДата: Понедельник, 20.01.2014, 12:20 | Сообщение # 7
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 1848
Статус: Offline
Валерия!
Сейчас "Литературка" выглядит немного по-другому.
В прошлом году я еще читала ее в бумажном варианте.
В этом году читаю онлайн.
Но в электронном виде есть комментарии.
Так что мнение читателей в электронном виде газеты присутствует.


Dum_spiro,_spero!_(лат.)
Пока_ дышу,_надеюсь!
 
Форум клуба » ДРУГИЕ ТЕМЫ » Интересные материалы о духовной и культурной жизни » О Японии и русской литературе. (Беседа с известным японским русистом.)
Страница 1 из 11
Поиск:
Сегодня здесь были:  | Елена_Фёдорова | Стелла | Маргарита | Наталья_К | Людмила_Ш | Валерия | Людмила_А | Люция | леночка_телковская
Самые активные:  | Елена_Фёдорова | Маргарита | Наталья_К | Вера_Александровна | Инна_И | Ада | НинаПодгорнова | Наталья_С | Татьяна_Соловьёва | Ольга_Васильевна
Новые участники:  | Kristina_F | Дарья_Сергеевна | Фотина | Настурция | леночка_телковская | Анна_С | Евгения_А | анастасия_франк | Еленка | Филифьонка
 
Мини-чат
Оставлять сообщения могут только зарегистрированные участники
 
Copyright © Юрий Ермолаев. Арт-студия журнала «Русская элегия». 2008, 2017Используются технологии uCoz