Новые сообщения · Оглавление форума · Участники · Правила форума · Поиск ·
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Юрий_Ермолаев, Елена_Фёдорова, Татьяна_Соловьёва  
Форум клуба » ДРУГИЕ ТЕМЫ » События и памятные даты » Битва идеологий
Битва идеологий
МаргаритаДата: Понедельник, 13.05.2013, 22:03 | Сообщение # 1
Группа: Постоянные участники
Сообщений: 2018
Статус: Offline
Битва идеологий


Великая Отечественная война – это не только военные операции, героизм солдат, трудовые подвиги в тылу. Это была и грандиозная схватка пропагандистских машин за души и умы людей. Об этой стороне войны размышляет историк Ольга ЖУКОВА.



– В последнее время в сознание людей внедряется стереотип: СССР выиграл войну, но проиграл её идеологически, потому что наша пропаганда была слаба и не пользовалась доверием людей. Ей, мол, просто не верили...

– Наше поколение, воспитанное советской школой, имело довольно стройную систему представлений о причинах, начале, ходе и окончании Великой Отечественной войны. Но с погружением страны в «идеологию отсутствия идеологии» ситуация коренным образом изменилась. От «историков-реваншистов» сегодня мы узнаём о том, что СССР проиграл войну идеологий. Хотя это абсолютная ложь. Гитлеровский фельдмаршал Йодль, тот самый, подписавший акт о безоговорочной капитуляции Германии в мае 1945 г., фактически признавал идеологическое поражение гитлеровской Германии уже в 1941 г., в дни неожиданного для врага мощного советского контрнаступления под Москвой. В директиве командирам войсковых подразделений вермахта «О политической пропаганде» он раздражённо констатирует: «Советский противник в области пропаганды развивает исключительную деятельность. Зима будет ещё в большей степени использована противником для разложения нашей армии. Поэтому невыполнение приказа о сдаче или уничтожении вражеских листовок может повлечь за собой тяжёлые последствия и даже смертельную опасность для армии и народа».

– Ну, постсоветские десятилетия приучили нас относиться к самим понятиям «пропаганда и агитация» с известной долей недоверия, иронии, даже презрения...

– А ведь слова эти, известные ещё древним римлянам, ничего крамольного в своей основе не несут. «Пропаганда» в переводе с латыни – «распространение», «агитация» – «приведение в движение». Всякая война это и борьба за умы и души людей.

О панике в первые дни войны написано и сказано много. Но архивные документы свидетельствуют, что в советском обществе были и совсем иные настроения. В 20-х числах июня 1941 г. на всех предприятиях Москвы проходят первые митинги, начинается запись добровольцев в действующую армию, принимаются меры, так сказать, духовной мобилизации на отражение врага. Ответственные контролёры Комиссии партийного контроля направляются «в народ». Один из контролёров сообщает с завода «Шарикоподшипник», что моральное состояние коллектива хорошее, но приводит такие факты: «Рабочий завода Алексеев, придя утром на завод, сообщил, что он собственными глазами видел, как наша зенитная артиллерия якобы сбила германский бомбардировщик... При подробном опросе т. Алексеева в партийном комитете и на собрании коммунистов цеха выяснилось из его собственных признаний, что заявил он это с целью похвалиться. На заводе усиленно циркулируют слухи о взятии Варшавы, Кёнигсберга и о том, что якобы застрелился Риббентроп. В информационную сводку на имя парткома завода поступали также заявления отдельных товарищей о вражеских десантах в районе Москвы...»

К началу Великой Отечественной войны телевидение, вещание которого началось в 1939 г. в Москве и Ленинграде, широкого распространения не получило. Но регулярное радиовещание, начавшись в 1924 г., к 1941-му стало всеохватывающим: в большинстве городских квартир и сельских изб постоянно прислушивались к чёрной «тарелке» репродуктора. На телеграфных столбах центральных улиц и площадей городов и сёл были установлены громкоговорители.

Об огромной роли прессы в жизни людей на фронте, в тылу и на временно оккупированных территориях говорят поразительные факты. Фронтовики с боевых позиций требуют: «Пришлите снарядов и газет». В тылу свежую прессу читают в любой библиотеке или клубе. В соответствии с суровыми нормами военной жизни подчас на «общественных» экземплярах газет стоят штампы-наказы, грозно предупреждающие: «Не задерживай газету более 1 часа», «Прочёл – передай другому».



За время войны в сводках Совинформбюро публикуется более 1800 сообщений о героических делах партизан. Газеты с этими сообщениями, специальные выпуски «Вести с Советской Родины» и листовки самолётами разбрасываются над временно оккупированными территориями, доставляются в партизанские края. Некоторые крупные партизанские соединения, имея небольшие типографии, выпускают свою печатную продукцию. Газеты переходят из рук в руки, сберегаются как величайшая ценность, таким образом, каждый номер могут прочесть сотни людей. Известен случай, когда жители оккупированных областей предложили партизанам корову за номер газеты «Правда». А общий тираж газет, выпусков «Вести с Советской Родины» и листовок, отправленный в немецкий тыл, перевалил за миллиард экземпляров.

Отметим, что вопреки ныне распространённому мнению о неэффективности пропаганды, её ненужности и неприятии простыми людьми, архивные документы свидетельствуют об обратном. Например, работницы ткацкой фабрики им. Дзержинского в г. Иваново рассказывают контролёрам КПК: «Мы совсем отстали от жизни, нас никто не собирает и о войне нам никто не рассказывает. Мы узнаём о победах от тех, у кого есть радио, а ведь знаете, пока до нас дойдёт, половину перепутают…»

На Ивановском же комбинате им. Балашова агитатор Кузнецова признавалась: «Она уже месяц как не проводила бесед, так как у неё нет времени, и у работниц – то же самое, потому что они работают по 11 часов и не соглашаются задерживаться на беседу». Но надо сказать, таких случаев было немного. Люди понимали, за что идёт война.

Советские люди 1945 года... Какими они были? К чему стремились? Во что верили? О чём мечтали?

– В моём личном архиве немало писем военных лет. Когда читаешь строки, написанные молодыми, 18–25- летними парнями и девушками своим родным и близким, не покидает ощущение, что написаны они... одним человеком – необычайно цельным, решительным, уверенным в себе и, что особенно важно, в своей стране. Но при этом – довольно весёлым, начитанным или стремящимся «начитаться», верящим в любовь, в своё предназначение в жизни, к старшим относящимся с одновременным почтением и некоторой покровительственной снисходительностью. Он любит поучить младших и хочет быть для них примером. Он мечтает вдохнуть жизнь полной грудью, но и готов, если потребуется расстаться с ней во имя своей страны. И ещё он выглядит немного наивным, слишком правильным, с позиций нашего циничного времени. Именно таким явственно вырисовывается коллективный портрет всего молодого фронтового поколения. Они были очень близкими по мыслям, интересам, мировосприятию.

Вот Елена Калмыкова, недавняя москвичка, живущая в знаменитом и элитном, как теперь принято говорить, Доме на набережной, пишет в Свердловск подружке Гале Рудзянской 29 декабря 1942 г.: «Галочка! Мы с Наташей ведём большую переписку с фронтовиками. И вот сегодня я получила письмо от одного лейтенанта... Какие чудесные письма пишет он под грохот разрывающихся снарядов и под пулемётную стрельбу... Какая замечательная молодёжь воюет у нас на фронте, защищая нашу свободу. Его адрес мы узнали из «Вечерней Москвы», куда поместили их письмо с просьбой написать им кому-нибудь. Но он не единственный, кому я пишу, я переписываюсь с пятью фронтовиками и получаю в этом большое удовлетворение. Если бы ты знала, как приятно бывает читать, что твои письма согревают их там, помогают бороться ещё настойчивее и упорнее»...

В Москву на Валовую улицу маме пишет сын-курсант Евгений Орлов 12 декабря 1943 г.: «Мама, я очень доволен, что ты меня ежедневно ждёшь домой с победой, так и надо: «Жди меня, и я вернусь».

Будущий морской офицер Александр Хрульков в конце 1944 г. пишет из Ленинграда в далёкую Хакасию младшей сестрёнке: «Лорка, какие ты картины там смотришь? Что нравится? Я тебе напишу, какие картины (новые) я смотрел и какие мне понравились: «Жди меня», «Два бойца», «Воздушный извозчик», «Джорж из Динки-джаза», – все эти картины прекрасны, советую посмотреть. Если будет у вас идти кино «Жди меня», обязательно «выгони» посмотреть эту картину папу и маму. Им она очень и очень понравится».

Письма курсанта А. Хрулькова своей семье весьма показательны тем, что уверен он – там, в сибирской дали, идут те же фильмы, что смотрит он в Ленинграде, лишь недавно освобождённом от вражеской блокады.

– Что можно сказать о стилистических отличиях между немецким и советским искусством времён войны? Что из того, что было у нас, невозможно представить в немецком исполнении?

– Скорее, то, что было у немцев, невозможно в нашем исполнении. Невозможно представить, например, русское или советское кабаре, столь популярное у немцев, так же как и невозможен русско-советский канкан.

– Ну почему же? Оперетту никто не запрещал. «Сильва» шла в блокадном Ленинграде, и одноимённый фильм вышел в 1944-м…

– И всё же опереточного «гламура» у нас было на порядок меньше, чем в Германии или Штатах. Да, советский зритель видел ещё в довоенных фильмах озорную Любовь Орлову, танцующую на дуле цирковой пушки в «Цирке», или её же героиню в фривольном платье из сети, отплясывающую в «Весёлых ребятах». Уже послевоенный советский зритель увидел Марику Рёкк и других западных кинодив, машущих ножками... Но героини советских кинокартин были совсем иными. Даже в нарядах интернациональной моды они выглядят не гризетками, а «девушками с характером»...

– Русское и советское... В годы войны был ли какой-то конфликт между ними?

– Этого «конфликта» тогда просто не существовало. Ведь это были годы, когда, можно сказать, русское – «осовечивалось», советское – «обрусевало». Советские художники рисуют плакаты, открытки, карикатуры в лучших традициях русских сатирических лубков. В музыке и литературе происходит, можно сказать, последний «всплеск» песенного народного творчества – сохранившиеся ещё в русской глубинке «былинники речистые ведут рассказ» уже не о русских богатырях и витязях, а о победах Красной Армии. Кстати, главной наградой многочисленных смотров художественной самодеятельности, широко проводимых по всей стране все годы войны, становятся поездки победителей на фронт, к самым благодарным слушателям.

Архангельская сказительница А. Суховерхова о советской родине сказывает:

Не польётся Двина-река

С подгоры на круту-гору,

Не бывать любым ворогам

На советской родной земле.

А уж новые частушки на злобу дня не уступают «Окнам ТАСС» по боевому напору и искромётному юмору. В свою очередь, советские композиторы и поэты черпали вдохновение в исконных русских ритмах и слогах, создавая песни, столь близкие по звучанию русским былинам, плачам и сказам, плясовым и частушкам.

– Можно ли было одолеть врага без сильной идеологии и её мощной пропагандистской машины?

– Нет, конечно. СССР противостояла мощнейшая пропагандистская машина. При подготовке к нападению на СССР в фашистской Германии для успешного ведения психологической пропагандистской войны среди советского народа и Красной Армии в каждой военной и гражданской структуре создаются специальные отделы, подчиняющиеся Управлению по делам пропаганды. В особые роты, входящие в состав частей вермахта, призваны военные журналисты, фотокинорадиорепортёры, специалисты по изданию листовок, плакатов, газет, книг. Центральный орган – Министерство народного просвещения и пропаганды, имеет специальный восточный отдел с подразделениями для работы с населением СССР. В области пропаганды вменено работать и созданному с началом нападения на СССР Министерству по делам оккупированных восточных территорий, возглавляемому прибалтийским немцем Розенбергом. Создавались дополнительные спецподразделения пропаганды в оккупированных районах, местное радио, местная пресса и были попытки взять под идеологический контроль духовенство. Много усилий в пропаганде «нового мирового порядка» прилагала в сотрудничестве с немцами белоэмигрантская организация «Антикоминтерн».

Завотделом агитации Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) С. Зеленов 13 декабря 1944 г. так оценивает политическую обстановку в Литовской ССР после изгнания из неё фашистов: «Немцы создали литовский центр антисоветской пропаганды, так называемое «Студиус Бюро», который издавал свой журнал под названием «Литовский архив» (вышло 4 тома). В Литве выходило восемь республиканских газет с общим тиражом около 500 тыс. экз. Такие газеты, как «Атейтис», имели ежедневный тираж – 250 000 экз. Еженедельная крестьянская газета «Советник крестьянина» выходила тиражом 300 000 экз. Немцы издавали в Литве 16 журналов. За время немецкой оккупации в Литве было издано 3,5 миллиона книг; особенно большими тиражами печаталась антисоветская литература. Все культурные учреждения: театры, кино, школы были исключительно литовскими. Русские, польские, еврейские школы и театры были закрыты».

– А кто противостоял гигантской пропагандистской машине Германии с нашей стороны?

– Управление агитации и пропаганды при ЦК ВКП(б) и Главное политическое управление Красной Армии. Они курировали работу радио, редакции газет, журналов, книжных издательств. Многие сотни общественных агитаторов, пропагандистов, политинформаторов, черпающих знания из радиопередач, газетно-журнальных публикаций и листовок, изданных на их основе, работали на фронте и в трудовом тылу.

Уже 24 июня 1941 г. Постановлением ЦК ВКП(б) создаётся Совинформбюро, обязанное ежедневно готовить для радио и прессы военно-оперативные сводки об обстановке на фронте. Но информация о первых неделях войны, предоставленная оперативным отделом Генштаба, была столь трагична, что начальник нового органа печати А. Щербаков решается давать её лишь в собственной редакции, облекая в обтекаемые формулировки...

Сотрудники Совинформбюро не были профессиональными психологами и уж тем более ничего не слышали о столь модном ныне нейролингвистическом программировании, но профессиональное журналистское чутьё подсказывает им необходимые «кодовые слова», которые повторяются рефреном в сводках Совинформбюро и передовых статьях газет, становятся устойчивыми выражениями, «программирующими» людей на победу: «временно оккупированные советские территории», «временные успехи противника», «наши временные неудачи»...

Другой тонкий психологический приём, используемый в сводках, – своеобразное «уравновешивание» информации: даже в дни фронтовых поражений сводка обязательно рассказывает ещё и о ярких боевых эпизодах, называя имена отдельных героев и целых героических полков и дивизий, о трудовых победах советского тыла. И тут же – о тяжёлом положении в европейских странах, оказавшихся под фашистским сапогом, и во множестве цитирует покаянные признания немецких пленных.

Будем помнить – сводок Сов­информбюро ждала не только наша страна, но и весь мир – и друзья, и недруги...

Ведущий проекта Арсений Замостьянов
Опубликовано: "Литературная газета" №18-19-2013

http://lgz.ru/article/-18-19-6415-8-05-2013/bitva-ideologiy/
Прикрепления: 9305718.jpg(55.6 Kb) · 0925210.jpg(55.6 Kb) · 8353587.jpg(12.3 Kb)


Dum_spiro,_spero!_(лат.)
Пока_ дышу,_надеюсь!


Сообщение отредактировал Маргарита - Понедельник, 13.05.2013, 22:10
 
Форум клуба » ДРУГИЕ ТЕМЫ » События и памятные даты » Битва идеологий
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Сегодня здесь были:  | Елена_Фёдорова | Стелла | Ольга | Маргарита | Татьяна_М | Елена_П | Наталья_К | Валерия | Евгения_А
Самые активные:  | Елена_Фёдорова | Наталья_К | Маргарита | Вера_Александровна | Ада | Инна_И | НинаПодгорнова | Нина_Данова | Наталья_С | Татьяна_Соловьёва
Новые участники:  | Анастасия_П | Ирина_Ионова | Инна_Ш | Лена_Никитина | Тамара_Капунина | Леня_Симоненко | ЕленаУшакова76 | valenvv | Светлана_Соколова | Тамина
 
Мини-чат
Оставлять сообщения могут только зарегистрированные участники
 
Copyright © Юрий Ермолаев. Арт-студия журнала «Русская элегия». 2008, 2021Используются технологии uCoz